Форум СПО "Альтернатива"

www.alternativaspo.ru - не забудь зайти!
Текущее время: 19 авг 2019, 01:51

Часовой пояс: UTC + 5 часов [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:14 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
Решил провести ревизию записей - обнаружил, что половины нету.. Чтобы не терялось, выложу здесь кое-что.

КОРОЛЕВА ГОБЛИНОВ.

Часть 1.

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:14 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
Любые совпадения и ассоциации являются неслучайными.

- Книгу буду писать.
- Зачем?
- Читать нечего.
(из разговора с автором)

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
ПРОЛОГ

Королевой она стала не сразу. Да, впрочем, кто это так сразу становится королевой? Обычно в таких случаях начинают с принцессы. Но только не в нашем. Никакой принцессы никогда не было. Вы спросите, - а кто же тогда был?

А жила-была маленькая тихая девочка. Такая, как и другие вокруг, только маленькая… И йогуртами ее потчевали и ананасами заморскими кормили – а она все равно оставалась самой маленькой. И даже если и находилась другая девочка, пониже ростом, то все всё равно говорили, что она – по-прежнему самая маленькая.
Вы думаете, легко жить самой маленькой? Постоянно надо ото всех уворачиваться, а то как схватят, поднимут на руки и забаюкают-заулюлюкают. Или за косички задергают. Ну, чтобы за косички не дергали, она взяла их и обрезала. А чтобы не приставали – прятаться наловчилась, благо, что маленькая, да еще спиной людей чувствовать научилась. Бывает, идет кто у нее за спиной, а она уже знает, не оборачиваясь, и кто идет и стоит ли уже прятаться или убежать еще можно!
Да что мы все время про нее говорим она, да она! У нее же имя было! Э-э-э, как там, ну… ну пусть будет Ленкой. Или Стопяславой? Нет, пусть лучше Ленкой!
Ну что, теперь можно и к делу. Жила она, то есть Ленка, жила и дожила до 18 лет. И как уж водится, тут-то все и началось.

***
Осеннее утро выдалось свежим, каким-то бодрым и почему-то зовущим бегать и резвиться. Может потому, что лето только-только закончилось и еще совсем не хотелось идти учиться. Звонкие голоса детишек, бегущих в школу, потянули за собой, заставили вспомнить пионерский лагерь, где она отработала вместе с друзьями пару смен, вдоволь накупавшись и позагорав в свободное от детей время. Улыбаясь своим маленьким теплым воспоминаниям, она не даже заметила, как дошла до университетского корпуса, где сегодня ее ожидали преподаватели, родная группа и судьба. Судьба реализовала себя в виде пятикурсника Сашки – на редкость безответственного, но доброго и практически безобидного разгильдяя. Оставаясь на хорошем счету у преподавателей, он исхитрялся пропускать все лекции ради общения с людьми. В основном, жертвами его общения становились девчонки. В жертву они себя приносили на добровольных началах, так как Сашка был всегда весел, прилично играл на гитаре и пел песни. Да и вообще, с ним невозможно было соскучиться. Но мы отвлеклись от основных событий.
Итак, судьба свела воедино несколько, на первый взгляд, не связанных между собою событий. Но это только на первый взгляд. Начнем по порядку. Как известно, начало осени – самое витаминизированное время года. На всевозможных лотках вдоль улиц в огромном ассортименте лежат дары урожая. Мало кто способен не искуситься их спелым, ароматным видом, особенно учитывая тот факт, что цены вполне доступны даже студентам. Так что почти каждый, идя мимо прилавков, приобретал ту или иную, несомненно, полезную для здоровья продукцию местных и зарубежных колхозников. Вторым фактом, бесспорно, является то, что с детства нас приучают одному и тому же непреложному правилу – МОЙТЕ ФРУКТЫ ПЕРЕД ЕДОЙ! Если кто-то считает, что я ошибаюсь, бросьте в меня яблоком. Или грушей. Но и тогда я не отступлюсь. (Мне за это Минздрав доплачивает). Так вот, в совокупности с вышесказанным, учитывая, что люди по природе своей нетерпеливы, что они не могут так просто взять и купить соблазнивший их плод и подождать, пока они придут туда, где можно будет сначала вымыть его, и только затем – съесть, большинство покупает бананы. Их можно не мыть!!!! Но это, естественно при условии, что вы не будете есть кожуру. Вам может показаться, что я отвлекся от повествования ради какой-то там банановой кожуры, но НЕТ. Именно так. Остальные факты, я надеюсь, вы осознаете сами.
Банановая кожура, беспечно брошенная одним из любителей бананов, лежала, предательски высовываясь из-за дверей аудитории, где буквально через 10 минут должна была состояться лекция по психологии для студентов. В числе этих студентов была и Ленка. У дверей ей встретились подружки и они защебетали обо всем, что успело случиться за время каникул, а особенно о том, что не случилось, но могло бы, если… Из-за спины Лены, в дальнем конце коридора появился стремительно идущий Сашка. Не узнать Ленку он не мог. В глазах у него появилось осмысленное выражение, он приготовился реализовать традиционный ритуал приветствия – хлопок сзади по плечу, одну руку на талию, второй (той, которой производился хлопок) наклон тела жертвы за плечо до горизонтального положения, нехилый рык: «Привет, давно не виделись!», направленный прямо в ухо. Ну, может и еще что-то, но в таком же стиле. До Ленкиной спины оставалось метра полтора, когда все началось.
Ленка внезапно ощутила непреодолимое желание повернуться, почуяв что-то опасное за спиной. Это чувство всегда походило на щекотку под левой лопаткой и никогда не подводило ее. В тот же самый момент правая нога Сашки наступила на банановую кожуру. Сашка на секунду потерял равновесие и его занесло прямо на поворачивающуюся Ленку. Рефлекторно он выбросил руки вперед. Также рефлекторно Ленка отбросила руки Сашки, летящие к ней, да так, что они ухватились прямо за ручку двери. Все произошло так быстро и так красиво, будто бы они репетировали этот трюк несколько лет. Первым дар речи обрел устоявший на ногах Сашка.
- Ну, ты прям как Зена - королева воинов! – выпалил он.
- Привет, Сашка! – ответила она.
- Нет, ну конечно ты не такая большая, как Зена, ты Лена – королева.. - тут он решил схохмить, и выдал наиболее созвучный вариант – Королева гоблинов!

За окнами университета шарахнул гром, зашумел дождь. Половину пары все обсуждали, надолго ли это, потом начали вновь вспоминать произошедший в коридоре эпизод, а потом дружно решили, что с оставшихся лекций можно и смыться.

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
***
Через неделю, когда солнечные лучи щедро согрели и высушили асфальт после трехдневного дождя, в дверь комнаты общежития, где проживала Ленка, постучали. Одновременно постучали в окно. Было воскресенье и Ленка, вообще-то собиралась подольше поспать, благо, что соседки по комнате все разъехались, планируя вернуться на учебу в понедельник – кто к мамам, кто к друзьям, но вышло так, что Ленка в субботу вечером ходила устраиваться на работу и не было смысла куда-то уезжать.
Итак, Ленка проснулась, потянулась, села, накинула халатик поверх пижамы, нащупала ногой тапочки и собралась встать, еще толком не поняв, что ее разбудило, но тут стук повторился. И в дверь и в окно. Около пяти секунд Ленка размышляла, что открыть первым, но тут до нее дошло – она же живет на седьмом этаже! И если в окно кто-то стучится, то это явно неспроста. Она медленно повернулась и отодвинула шторку. Прямо за стеклом, глядя глаза в глаза, в воздухе висел старичок. В остроконечном колпачке, голубом балахоне и огромным носом. Впрочем, он не просто висел. За плечи его держали коготками, бешено хлопая крылышками два воробья. «Наверное, он очень легкий» - пронеслась несуразная мысль в голове у Ленки и тут в дверь снова постучали. Ленка уже собралась двинуться ко входу, но старичок нервно замотал головой, словно просил не делать этого. Ленка замерла без движения. Старичок кивнул и приложил палец к губам – мол, сиди тихо. За дверью послышалось ворчание и звук удаляющихся шагов. Старичок показал глазами на что-то за спиной у Ленки и улыбнулся. Ленка мгновенно обернулась, успев заметить, как вздрогнул шкаф. Вздрогнул так, будто бы был живым. Так вздрагивают от испуга застанные врасплох люди. Но никак не шкафы. Натянутую тишину разорвал шум проехавшей за окнами машины, Ленка пришла в себя и повернулась. За окном никого не было. Напряжение последних бесконечно тянувшихся мгновений разом отпустило ее. Она шумно выдохнула, вскочила на ноги, распахнула окно и выглянула. Ни внизу, ни вверху не было ничего подозрительного. Тогда не долго думая, она выхватила из тумбочки отвертку, великодушно забытую парнями, помогавшим починить сломавшуюся как-то кровать и с этим предметом личной самообороны бросилась к двери. Дверь сопротивлялась недолго. За нею Ленка увидела давно уже ставший привычным коридор, вешалку с одеждой и вторую дверь, ведущую в общую прихожую и кухню – тоже общую - на 5 комнат, объединенных в единую секцию. Так уж было построено общежитие. Ничего и никого подозрительного не было. «Переотдохнула» - мрачно подумала Ленка и закрыла комнатную дверь. Растерянно постояв у стола, она вернулась к кровати. Утро началось весело, ничего не скажешь. «А пошло оно все в баню!» - и она выбросила все мысли из головы, и решила попробовать доспать – кто знает, а вдруг ей все только снится? Она бросилась на постель и провалилась.
В полной темноте она куда-то неслась, ее переворачивало и трясло, она заорала: «Мама!», и тут появился свет – туманный, серебристый, переливчатый. Вместе со светом прорезался и звук, она явно слышала свист рассекаемого ей воздуха, хотя и не чувствовала его. Все закончилось яркой вспышкой, да такой что в глазах заплясали цветные пятна. Но, судя по всему, она снова лежала в своей кровати, пружины тихо и привычно заскрипели, когда она повернулась. В глазах начало проясняться и тут Ленка поняла, что что-то явно ей не нравится. А именно – подозрительная тишина. Она была какой-то не настоящей. Такая тишина бывает в палате у детей, когда они изо всех сил стараются показать, что они тихо спят. Тишина такая, когда все замолкают и сдерживают дыхание, а не когда просто никого нет. Ленка зажмурилась, подождала немного, чтобы блики от вспышки окончательно исчезли, и отрыла глаза.
На нее в ответ смотрели по меньшей мере пятьсот глаз. Или даже тысяча. Или пять тысяч. Очень много. Глаза принадлежали кому угодно, но только не нормальным людям – такой сумасшедшей компании, наверное, никому не доводилось видеть. Обалдевший взгляд Ленки скользнул вокруг, и все взорвалось в истошном вопле, исторгнувшемся из сотен глоток.

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
ГЛАВА 1
КАК НАЧИНАЮТСЯ ВОЙНЫ
Честин, капитан дворцовой стражи в бешенстве пинал дверь казармы. Между дверью и стеной был зажат солдат, вскрикивающий после каждого удара. Пинать подчиненных считалось недопустимым, а вот о дверях ни в каких уставах не упоминалось. Еще пару раз от души влепив по двери Честин чуть-чуть успокоился. Солдат выпал из проема на пол и тихонько завыл.
- Вой про себя! – скомандовал Честин.
- Ой, бедный я бедный, ой никто меня не пожалеет, ох помру я и так мне и надо…
- Все хватит про себя, теперь про меня!
- Ой, какой у нас добрый и чуткий начальник! Другой бы давно убил, а он – как отец родной, да чтобы у него никогда деньги не заканчивались, да чтобы...
- Ладно, хватит, я тебя пока простил. Но смотри у меня!
- А что у вас есть?
- Так, пошел ты на … пост!
- Рад стараться!
Чуть кряхтя, солдат удалился. «Одна беда мне с ними» - подумалось капитану: «Солдаты хорошие, но тупые – все делают, как сказал, даже не понимая, что им говорят. Ну что поделаешь – такими уж они уродились…». С одной стороны это было хорошо – сказал встать на пост, так и будут стоять, пока их не сменят, ни присядут, ни прилягут. Тут главное – не переиначивать слова – к примеру, как-то раз он приказал заступить на дежурство, так бойцы полчаса то заходили за, то пробовали залезть на дежурного. Впрочем, устав был написан как прямо для них. Только точные команды, весь распорядок определен, никакой самодеятельности. Для солдат, набираемых из Кручи, это было единственным способом служить в армии, а для офицеров, проходивших ради этого специальную подготовку – сплошным мучением. И немудрено, ведь, по сути, офицер должен был с гражданского языка перевести отдаваемый приказ на военный, и чем точнее он это делал, тем лучше действовали солдаты. Самым слабым звеном в этой цепи было то, что лучших офицеров повышали и они отдавали приказы более младшим офицерам, по привычке считая их солдатами, те же считали, что они и сами умеют командовать, так что все всегда проходило не так, как задумывалось. Допустим, капитан говорил лейтенанту – Идти с солдатами на север сто шагов, ждать на месте один час, поднять копья на плечо и бежать вперед, пока не встретят врага! Лейтенант, понятное дело обижался, что с ним говорят как с кручем и частенько добавлял чего-нибудь к приказу. Ну и, к тому же, как он сможет продвинуться по службе, если не сам будет приказы отдавать, а только передавать чужие, как попугай? Вот и глядишь, солдаты не на сто шагов пройдут, а на сто десять и когда побегут в атаку, то не во врага попадут, а в бок к своим товарищам. Какая тут нормальная война может быть? Хорошо хоть, что у противника то же самое происходит. Так что за последние лет пятьсот никто всерьез не воевал, а только отрабатывал тактические маневры и проводил учения. Нет, ну случались войны, но в итоге все возвращались к тому, с чего начинали. Ни территория, ни размер государств почти не менялись.
Вот решит какой никакой генерал да повоевать, к примеру. Откроет он устав на разделе «Военные действия», а там сказано – надо собрать полковников и дать им приказ готовиться. Полковники должны посовещаться, назначить дату войны, выбрать противника, место сражения. Потом доложить генералу. Тот выбирает из «Военного перечня действий» установленную тактику и все идут готовиться. Двое из полковников – шпионы противника. Так тоже в уставе записано. Устав составляли еще в стародавние времена, и не генеральское это дело в нем сомневаться. Так что противник тоже начинает готовиться, к тому же устав он для всех - общий. Да и если не сказать противнику о войне – еще хуже может быть. Если солдатам пообещать дать подраться, а врага не будет – могут и своим морду набить. Они такие – послушные, мирные, верные – но только до сигнала «в атаку!». Потом их уже не остановить – прут по прямой, пока не найдут врага, чтобы его побить, а если не найдут врага, то побьют кого найдут, если не успеют успокоиться. Так или иначе, кого-нибудь они точно побьют. А после этого снова становятся смирными и послушными. Полковники отдаю приказ капитанам, те выводят свои роты и отдают приказ лейтенантам. Лейтенанты – лучшие из бегунов во всем офицерском корпусе. Они идут с солдатами на поле битвы и командуют на месте. Когда солдаты побегут вперед, догнать их не может ничто на свете. Лейтенант, пусть даже самый быстрый, успевает только минуту-другую рядом продержаться и скоординировать действия солдат, а потом – отстает. Правда еще и покричит вдогонку. А потом – просто бежит следом и ждет, когда все закончится. А кроме своего офицера в бою солдат никого не слушает – так их учат и воспитывают. Вот здесь и открывается такой простор для тактических новинок – аж дух захватывает! Пробовали, однажды лейтенантов поставить на линии боя, а капитаны ротам скомандовали вперед бежать и когда те к лейтенантам подбежали, они командовать начали. Да, хороший ход получился. За эту мысль тогда Честин звание капитана получил. Но потом противник придумал, что надо просто чуть раньше своих отпускать и тогда враги до лейтенантов первыми добрались, так что ему пару месяцев пришлось без них с солдатами разбираться. Пробовали и верхом на кручах – но по бездорожью никто в седле не удержится, да и кручи с грузом сильно отстают от остальных.
Честин еще раз вздохнул и пошел к себе. Пора было перекусить. Злость, вызванная утренними событиями потихоньку начала таять.
Утром ему приказали выстроить солдат для встречи нового командующего. Говорили, что он гений войны и что теперь все враги будут навсегда разбиты. Солдаты стояли как на подбор, начищенные шлемы горели, но стоило только сработать Большому Толкателю, доставившему высокую персону, как кто-то заорал «в атаку!». Такой свалки на ограниченном пространстве он еще не видывал. Солдата, начавшего заваруху он только что допросил. Тот клялся, что приказ ему отдал офицер, причем очень точно поставив задачу. Дождаться щелчка Толкателя, закричать «в атаку!» и побежать вперед. Рефлексы, проклятые рефлексы, в который раз подумал Честин. Привыкли за столько-то лет, что побежал один – побежали все. Да и учат их так. Ладно, теперь главное – найти того, кто отдал приказ, а это казалось почти невозможным. Солдат толком и не видел, кто отдавал приказ, кроме того, что тот был в офицерской форме. Знаков различия солдат не разглядел, так что в подозреваемые попадали все офицеры – от лейтенантов до полковников. И как сказал ему генерал – или Честин за неделю найдет виноватого, или генерал уже знает, кто будет виноват.
Раз уж Честину было все равно с кого начинать, он решил начать со шпионов.

***
Полковник Симонс пребывал в раздумьях. Его мысли разрывались надвое с почти ощутимыми на слух хлопками. Приходилось выбирать - или позавтракать во второй раз, или дождаться обеда. Позавтракать можно было прямо сейчас, дома. Пообедать – во дворце, что и дешевле и вкуснее. Но позавтракать можно прямо сейчас! А до обеда – еще целый час, но тогда надо уже собираться. И тут ему в голову пришла удивительно гениальная мысль.
- Эй, там, кто-нибудь! – заорал он во всю глотку.
- Чего желает хозяин? – спросил из-за дверей один из слуг.
- Так, передай повару – пусть немедленно соберет завтрак на вынос, я по дороге его съем. И готовь карету – через пять минут выезжаем!
- Сию минуту, не извольте беспокоиться!

Довольно потирая руки, полковник начал застегивать мундир. В этот момент раздался стук в дверь.
- Кто там еще?
- Хозяин, к вам капитан Честин пожаловал! Прикажете впустить?
- Впускай, конечно… - хорошее настроение полковника мгновенно улетучилось.
Теперь, понятное дело, он во дворец не успеет. Или успеет? Надо побыстрее разобраться с капитаном. Хотя…
- Эй, там! Подать сюда завтрак на двоих, да немедля!

Дверь отворилась, и в кабинет прошествовал довольно хмурый капитан. Не успел он добраться до кресла, как вслед за ним влетел, брызжа слюной, разъяренный повар.
- Я что вам фокусник, сначала с собой, потом прямо здесь и на двоих? Я, между прочим, специалист высшего разряда! Да меня давно в генеральскую столовую переманивают! Да … ой, извините капитан.
- Голубчик, ну не ругайся, сам видишь – дело спешное, государственное, правда, капитан?
- Правда. – Очень мрачно подтвердил капитан.
- Ну ладно, раз уж государственное – пробормотал повар и поспешно скрылся.
Капитан, наконец, сел за стол и очень внимательно посмотрел на хозяина. От такого пристального взгляда полковник как-то даже поежился.
Капитан начал без околичностей.
- Симонс, я тебя знаю давно. У меня к тебе несколько вопросов.
- Честин, что что-то случилось?
- Не просто что-то. А, слушай, да ты ничего не знаешь еще?
- А что я должен знать?
- Да, интересные дела. Или ты отменный актер или и правда еще ничего не знаешь…
- Да что случилось-то, не томи! Или – тут Симонс замер – что, война?
- Может и начаться. Помяни мое слово, если ты или Кдоль хоть как-то замешаны – то тогда точно быть войне.
- А … - слова застряли в глотке Симонса.
- Завтрак, господа! – снял застывшее напряжение появившийся с дымящимся подносом в руках повар.
- Вы не против, капитан? – внезапно осипшим голосом произнес полковник.
- В принципе, я не против. Может так будет проще обсудить наши дела.

Съев пару рыбинок с салатом, полковник успокоился и собрался. Вообще-то, ему не пристало бояться какого-то там капитана, но Честин был капитаном дворцовой стражи, что уравнивало их ранги по протоколу, а непосредственно во дворце Симонс безоговорочно подчинялся бы ему. Тем более, что капитан был явно по делу. Причем, по весьма неприятному. Немного успокаивало лишь то, что капитан пришел к нему сам, так сказать по-дружески, а не вызвал повесткой в дворцовую канцелярию. И на том спасибо.

- Слушай, Честин, давай начистоту – я все, что знаю готов рассказать и посодействовать. Ну, что я шпион – тебе известно не хуже меня. Но клянусь, ничего о войне с нашей стороны мне не сообщали, сам никаких признаков этого или даже намеков я не замечал, вроде у нас перемирие уже три года как подписано. Так что случилось?
- Симонс, я пришел к тебе по-доброму. Допустим, я верю, что ты ничего не знаешь. Или это такая ловкая игра. Ну, будь по-твоему. Сегодня утром, в момент прибытия верховного командующего на его жизнь было организовано покушение. И организовано очень хитро и ловко.
- Блин, я и забыл совсем, что сегодня прибытие! Проспал из-за вчерашнего.
- Кто это может подтвердить?
- Да хотя бы повар, я же уже успел позавтракать с утра.
- Тогда, считай, тебе лично повезло. Но пока следствие не завершиться – объявлено предвоенное положение. Сообщи там своим, а сам никуда постарайся из дому не выходить. Арестовать могут, особенно под горячую руку.
Честин помолчал немного, барабаня пальцами по столу.
- Спасибо за завтрак, мне пора дальше.
- Кдоля пытать?
- И его тоже.

***
Пытать Кдоля не пришлось – тот был утром во дворце, видимо все понял и подался в бега. Слуги сообщили, что, приехав из дворца, он сразу же устремился в свой кабинет, а через полчаса велел приготовить дорожную повозку и ездовых кручей, а потом уехал в неизвестном направлении. Кабинет предстал перед Честиным в разгромленном виде, похоже, что Кдоль в спешке собрал все самое важное, не заботясь о порядке. И хотя никаких прямых доказательств причастности его самого к инциденту найдено пока не было, война становилась все неизбежнее. Кдоль был шпионом Позитора. Позитор давно провоцировал соседей на войну – то ли пара лет у них выдалась неурожайной, а рыба не уловилась, и надо было, как всегда в этом случае, или захватить запасы у других, или, в самом плохом варианте – укокошить половину своего войска, чтобы остальным хватило еды.
Единственное, что совсем не пострадало в кабинете, была спрятанная за штору очень качественная, цветная карта, отображавшая политическую раскладку мира. Честин внимательно осмотрел ее, но ничего подозрительного поначалу не заметил. Мир, изначально разделенный на восемь государств и дикие земли Кручи, был окружен океаном. Такие же карты, только попроще, можно было найти в любой военной школе. По ним изучали политическое устройство, историю и предания. Предания не имели под собой доказанных фактов, поэтому их заучивали наизусть. Рука Честина непроизвольно двинулась по границам земель, в голове бессознательно зазвучали с детства вбитые слова. «Восемь магов вышло из океана, сорок дней они шли по прямой, без дороги. Там, где шли они, все менялось вокруг и земля разделилась на восемь стран». Потом, как помнил Честин, они дошли до Срединных гор Кручи и остановились. Горы остановили продвижение магов, так что те, кто там жил так и остались непеределанными. Больше всего мир напоминал Честину большое неровное колесо, составленное из восьми кривых спиц и очень широкой втулки. Палец скользнул к краю карты, к великому океану и только тут Честин понял, что именно привлекло его внимание. Он нервно и резко оглянулся, выхватил саблю и пронзил насквозь слугу Кдоля, стоявшего рядом и в изумлении смотревшего на палец капитана. Слуга безмолвно упал, а Честин сдернул карту, тщательно свернул ее и выбежал прочь. Во дворе он вскочил на бегового круча и не щадя его, понесся по дороге. Клубы пыли отмечали его путь до дворца.
Спешившись, Честин вбежал в парадные ворота и вихрем пронесся по коридорам до самого кабинета генерала Арата. Он без стука распахнул дверь и шагнул вовнутрь. Это были последние шаги капитана.

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
ГЛАВА 2
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ
Часом спустя, после того как в тот же кабинет были вызваны члены Военного совета, главный Маг, Хранитель традиций, и личный портной генерала, из дверей, чеканя шаг, вышел полковник Честин в новехоньком мундире.
Совещание у генерала продолжалось до самого вечера. То и дело в кабинет вызывали курьеров и те, получив задание, уносились прочь из дворца. Несколько из них вернулись, все в той же спешке неся ответы. Воздух просто дрожал от гула людей – слуги, придворные, заезжие торговцы, простые работяги обсуждали происходящее. К вечеру все успокоилось, утихло, выдохлось.
А на утро, когда рассветное солнце только успело позолотить высокие шпили городских башен, герольды серебряными трубами объявили о мобилизации. Страна начала готовиться к войне.

***
Солнечный луч пробился через окно и согрел нежно-розовую щеку просыпающейся Ленки. Она потянулась, не открывая глаз. Знакомо пахло высыхающим после дождя асфальтом. Только Ленка решила еще немного поваляться, как в дверь постучали. Очень тихо, но настойчиво. Ленка недовольно приоткрыла глаза и вскочила, застыв посреди комнаты. Воспоминания водопадом обрушились на нее. Она, было, заметалась между стен, но заставила себя прекратить истерику.
- Будем рассуждать логично – по привычке она заговорила сама с собой вслух – то, что случилось, явно не укладывается в логику. А значит, будем рассуждать нелогично. Я точно не дома и не в общаге.
Тут она внимательно посмотрела по сторонам. Кроме так знакомой ей кровати с пружинной сеткой, почему-то называемой панцирной, с остальными предметами интерьера она раньше не встречалась. Посреди всех этих незнакомых предметов стояла она сама, одетая в халатик, наброшенный поверх любимой розовой спальной пижамы.
- А раз уж я не дома и не в общаге, то мне все равно где я, но за это кто-то точно ответит!
Она шагнула в сторону и зажмурилась – луч солнца отбросил зайчик, встретившись с дальней стеной. Она подошла к стене и потрогала ее. Ого! Судя по всему, стена была сделана из золота. Так же, как и остальные стены и потолок. Сразу это в глаза не бросалось из-за густых зарослей завитков и колечек изобильно свивавшихся в сложный узор, покрывающий все видимое пространство. А от чего тогда отразился свет? Надо посмотреть – решила Ленка и посмотрела. На том самом месте, куда падал тонкий солнечный поток, в узор было вставлено маленькое, немного неровное, почти круглое зеркальце. Ленке сперва показалось, что зеркальце заляпано в центре пальцем, но присмотревшись, она решила, что пальцы не оставляют следов с резкими, очерченными краями. Кроме того, через зеркальце тянулось несколько ниточек – тонких, как паутинки.
- Нет, ну надо же о какой ерунде я сейчас думаю – возмутилась сама себе Ленка – я неизвестно где, неизвестно зачем, а тут какое-то зеркало. Да еще и грязное! Тьфу, противно даже.
Тут она подышала на зеркальце и протерла его полой халатика.
В дверь тут же снова постучали.


***
Верховный главнокомандующий чувствовал себя отвратительно. Да и как можно себя еще чувствовать, когда по тебе пронеслось стадо тупых солдат. Хорошо еще, что он отделался только переломом левой руки. Злость распирала его, особенно из-за того, что ему пришлось пропустить собравшийся вчера Военный совет. Так что сегодня он приказал собрать совет у него в апартаментах, под усиленной охраной. Арат, конечно, доложил о принятых мерах и о возникшей нештатной ситуации, но главнокомандующий желал услышать все из первых рук, так что через час за большим треугольным столом должен будет собраться Большой Военный совет, включая свежеиспеченного полковника – и, как сказал генерал – героя вчерашних событий. А пока нужно прорепетировать обращение к гражданам, призывающее к священной войне за высокие идеалы, завещанные предками. Да и вообще, что-то за время отсутствия главнокомандующего слишком много инициативы проявляют его офицеры. Н-да…


***
Кдоль гнал ездовых кручей что есть мочи. Кручи недовольно ворчали, но терпели. Их, как и солдат набирали в горах, а потом готовили к работе. Тех, кто не годился ни в солдаты, ни в ездовые ждал незавидный выбор – работа в шахтах и на стройке, или разной прислугой. Ездовые у Кдоля были всегда отменно сильными, тренированными и готовыми к долгому бегу. Вчера он первым сообразил, что именно произошло и на кого откроется сезон охоты. Не к границе, нет, туда уже наверняка умчались гонцы и почтовые голуби. Там его и будут поджидать пограничные посты. Он рвался к океану, к Мореходам. Существовал шанс, что они согласятся перевезти его морем. По крайней мере, такие прецеденты были, хотя и очень редко. Мореходы перевозят посторонних, повинуясь только собственным соображениям. Правда, у Кдоля был в рукаве припрятан козырный туз – но пускать его в ход следовало только в самом крайнем случае. Ничего, ничего, он все равно через день будет у моря, а уж потом будет видно. Обидно было бросать насиженное место, так уютно обустроенное. Пришлось взять с собой только самое важное. И то не все. Надо было поджечь кабинет перед отъездом, в очередной раз подумал он – но тогда его побег был бы обнаружен слишком рано. Ладно, лишь бы к тайнику не сразу подобрались… В нем очень важные старинные бронзовые вещицы, истинную ценность которых смог бы понять лишь знаток и карта. Карта! Да он же смотрел на нее с утра и забыл, забыл убрать! Только отодвинул за штору!
Он чуть замедлил бег кручей, а потом и вовсе перевел их на шаг. Ему нужно было все без спешки обдумать. Он приметил с холма небольшую деревеньку и свернул с Главного тракта, надеясь немного перекусить и отдохнуть.


***
Лейтенант связи пограничного поста прочитал приказ, принесенный вестовым с заставы. Он ничего не понимал, но спорить не приходилось. Распоряжение шло от самого Военного совета, доставлено на заставу государственным почтовым голубем и скреплено личной печатью генерала Арата. Приказано было перекрыть границу, не пропускать никого, а то было особенно подчеркнуто – любого дипломата или торговца с другой стороны на месте арестовывать, и скрытно отправлять под усиленным конвоем на заставу.
Лейтенант, пребывая в легком удивлении, расписался в ведомости о получении и отпустил голубя обратно. Потом отнес приказ капитану.
Лейтенант удивился бы еще больше, если бы узнал, о чем говорилось в секретной, зашифрованной части послания. Капитану Ткачену было приказано тайно, безо всяких свидетелей и допросов лично убивать арестованных иноземцев и хоронить в оружейном погребе, официально заявляя об их побеге из-под стражи. Ткачен был профессиональным офицером с огромным опытом службы, так что он тут же сделал один единственный вывод из столь странного приказа. Впрочем, оглашать свои мысли он не спешил. Молчащий живет дольше. Но приготовиться к любым неожиданностям все же следовало. Он вызвал к себе трех, наиболее опытных лейтенантов и поставил им задачу. В ближайшие трое суток им предстояло сделать очень и очень много.

***
Генерал Фейк возвращался в столицу с новыми рекрутами, когда его перехватил вестовой из дворца. Приказ гласил, что ему следует как можно быстрее прибыть на Военный совет, в связи с нештатной ситуацией. Какая же там во дворце сложилась ситуация, если требуется его срочное участие? Интересно, дело касалось только Фейка или же совет собирают в полном составе? Если первое, то что-то случилось с войсками и нужны новобранцы – а это как раз по его части. Такое уже бывало пару раз на его памяти – но никогда не было такой срочности. В первый раз идиот-полковник на маневрах исхитрился утопить почти полный полк, в другой раз приключилась странная болезнь, поразившая исключительно солдат и заставившая заболевших забыть и кто они и что должны делать. Почти половину армии тогда пришлось распустить, а болезнь прошла также внезапно, как и началась. Волшебник, проводивший расследование, глубокомысленно изрек, что это явление было природным, связанным с неблагоприятным расположением планет, очень редким и шанс, что оно повторится в течение ближайших пятисот лет, весьма ничтожен.
А если предположить, что собирается Большой совет, то значит, во дворец вызовут всех генералов. Даже и опального Кокша. Кокш всегда был недоволен уставом, требовал переделать все командное устройство армии и в вести новый род войск – воздушные. Но если с его предложениями внутренне и соглашались, то на деле доверять такое ответственное дело Кокшу – означало заранее провалить его. Нет, дела до конца он всегда доводил, но вот результат, получаемый им, был непредсказуем. Могло повезти, а могло и нет, так что Кокшу поручили создание воздушной обороны и убрали из дворца с глаз долой. Фейк дружил с Кокшем еще с академии и ему было приятнее придерживаться второй версии срочного вызова. Конечно, тогда он увидит также Менца и Носса. Менц ведал крепостями и укреплениями, а Носс – разведкой, контрразведкой и тайными операциями. Ну и конечно Арат. Арат возглавлял Военный совет, ему непосредственно подчинялись пехотные войска. Пехота составляла 80 процентов всей сил, так что тот, кто ею командовал, фактически контролировал всю армию в целом.

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
ГЛАВА 3
ЦЕНА ОШИБКИ
- История нас рассудит! Вот увидите, будущее – за воздушными силами!
- Кокш, дорогой, за какими такими силами? Два секретных аппарата и десяток воздушников – ну что это за силы? Смех один и только!
- Десять лет назад не было ни одного аппарата, сегодня их три, три, а не два, понятно? А через сто лет их будет в сто раз больше!!!
- Ну и поговорим через сто лет.
Тут все засмеялись. Любая встреча Арата и Кокша заканчивалась перепалкой. И всегда перепалка заканчивалась одними и теми же словами. Фейку стало даже жалко, что совет так давно не собирался. Ему, постоянно занятому разъездами по границам и инспекциями в тренировочные центры очень редко удавалось так отдохнуть и расслабиться. Да, почаще, почаще надо выбираться в столицу. Пока не началась официальная часть, генералы за своим столом в отдельном кабинете пили вино, ели фрукты и обменивались новостями. Полковникам, кстати говоря, этой роскоши не было положено, они ожидали в приемной, стоя на ногах. Наконец двери распахнулись и церемониймейстер пригласил членов Большого Военного совета в зал. Полковники замерли по стойке «смирно», пока генералы не прошли из кабинетика в зал, а потом устремились вслед за ними. Все построились вокруг специально устроенного большого треугольного стола. Стороны треугольника были разной длины. Одна маленькая – за нею поместилось бы не больше одного человека, вторая, дальняя от окна, подлиннее, третья – самая длинная. Как и положено, на среднюю по длине сторону сели генералы, за самую длинную – полковники. Сколько себя помнил Фейк, с малой стороны всегда сидел один и тот же человек. Роскошная резная скамья с высокой спинкой именовалась Креслом главнокомандующего и во время войны в нем должен был восседать глава Военного совета. Номинально, это была самостоятельная должность, а на практике это был генерал, командующий пехотой, а именно – Арат. Он привычно подошел к креслу, оглядел всех вокруг и уже, было, попытался начать речь, как вдруг, в двери появился Хранитель традиций и громогласно объявил:
- Его высокопревосходительство, Верховный Главнокомандующий Лердуг!
Успевшие усесться офицеры повскакивали и изумленно уставились на входившего в кабинет незнакомца. Впрочем, изумленными были далеко не все. Фейк отметил спокойствие Арата и Носса, а также нескольких полковников – включая и официальных шпионов. Впрочем, шпион сегодня был один, второго нигде не было видно. В груди Фейка захолонуло. Предчувствие грозы заныло в его сердце. Не оставалось ничего, как приготовиться к самому худшему и ожидать продолжения событий.
Гибкий, изящный незнакомец прошел к Креслу и пристально посмотрел на Арата. Тот с явной неохотой поклонился и отошел в сторону. Незнакомец занял место за столом, но садиться не спешил. Его глаза, отливающие синевой, оказались неожиданно жесткими, колючими.
- Садитесь, господа! – приказал он звонким и сильным волевым голосом. Воцарилась полная тишина. Все поспешили занять свои места. Все, кроме оставшегося стоять Арата.
Незнакомец слегка, очень слегка улыбнулся и эта улыбка сильнее, чем камень ударила Фейка. Он понял, что ход сегодняшних событий незнакомцем был тщательно выстроен. И более того – все шло по четкому плану. Фейк медленно перевел взгляд на Арата, тот в ответ вопросительно посмотрел прямо в глаза Фейка, как бы спрашивая его, на чьей он стороне. Фейк чуть заметно качнул головой в отказе.
Незнакомец расслабил сжатую на спинке Кресла руку и продолжил.
- Хранитель традиций!
- Я, Хранитель традиций, Бахар, подтверждаю, что перед вами находится сам Верховный главнокомандующий Лердуг! Мы вместе с Главным Магом удостоверились в его подлинности. На основании Трех Уставов вся верховная власть с этого момента принадлежит его высокопревосходительству. Любая попытка противиться объявляется бунтом.
- Спасибо, Хранитель. – Небрежно произнес Лердуг. – Что же вы встали, Арат? Садитесь, садитесь.
Арат пошел красными пятнами, но нашел силы произнести:
– Извините, главнокомандующий, я ошибся. Еще никто из кандидатов, отправленных на обучение не возвращался, и я думал, что…
- Садитесь, я сказал! – оборвал его Лердуг. – Да не сюда, нет. Я на первый раз прощаю вас, полковник Арат. Надеюсь, больше ошибок не будет.
Все онемели. Еще никогда за этим столом не происходило ничего подобного. Генерал был разжалован! Арат непонимающе посмотрел, на скамью, занятую полковниками и пролепетал: - Но, но … здесь нет свободных мест. Куда же мне сесть? – На бывшего генерала было жалко смотреть.
- Да, действительно, непорядок. – Сказал Лердуг – Так, господа полковники, кто-то хочет что-нибудь сообщить по этому поводу?
- Э-э, можно я? – начал приподниматься один из офицеров, но Лердуг оборвал и его.
- Как зовут?
- Э, Честин, ваше высокопревосходительство, ка.. полковник Честин!
- Вы ошибаетесь, Честин!
- Но, я..
- Тихо! Молчать пока я не закончу! Генерал Честин, перейдите на другой край стола и освободите место Арату! Эй, генералы, подвиньтесь! Видно, что вы тут уже засиделись, давно пора провести перестановки.
Лердуг снова посмотрел на Фейка. Тот встал, готовясь к самому худшему. Молодой главнокомандующий думал не больше двух секунд.
- Я ценю понимающих людей. Вы назначаетесь генералом пехотных войск. Кого бы вы порекомендовали на свое прежнее место?
- Ваше превосходительство, Вы даете мне возможность сформировать новый Военный совет? – изумленно проговорил Фейк.
- Именно так, генерал, действуйте, а я посмотрю. – С этими словами Лердуг опустился в Кресло.
Фейк поймал выразительный взгляд Хранителя традиций. Мысленно восстановив в голове порядок действий, определенный уставом, Фейк оправил мундир, сделал шаг в сторону от стола и встал возле трибуны. По протоколу это означало, что все сказанное им будет иметь официальный статус. Если бы сейчас в Кресле главнокомандующего никого не было, генерал, возглавляющий Военный совет мог отдавать приказы и с места. Но сейчас Кресло было занято. И Фейку предстояло решать не только судьбу штаба, но и свою тоже.
- Пользуясь предоставленной мне возможностью, я, от имени всех присутствующих, приношу присягу верности Главнокомандующему. Как было завещано предками, клянемся в абсолютном повиновении и преданности нашему полководцу. – Он сделал паузу. – А теперь я исполню волю главнокомандующего. Генерал Кокш! Вы остаетесь генералом авиации с увеличением численности ваших войск в десять раз. Генерал Менц! Вы занимаете мою прежнюю должность – пограничные войска и новые рекруты ждут вас. Генерал Носс! Вы остаетесь в прежней должности, разведка и контрразведка – за вами, но тайные операции передадите Кокшу. Генерал Честин! Поздравляю с головокружительной карьерой, это войдет в анналы истории. Вы назначаетесь ответственным за крепости и укрепления. Полковник Арат! Ввиду исключительности ситуации пост начальника дворцовой гвардии – ваш. Все остальные полковники получат назначение от своих генералов позже. На этом формирование Военного совета завершено. – Фейк глубоко вздохнул и вернулся на свое новое место – по правую руку от главнокомандующего. Все взгляды были прикованы к Лердугу. То улыбнулся и, не вставая, сказал: - Браво, генерал Фейк! Вы отлично все поняли! На этом и закончим. Завтра я жду всех генералов на Малый совет.
Все дружно поднялись и начали покидать кабинет Совета. До завтра надо было очень многое обдумать, обсудить и еще больше сделать.


***
- Войдите! – как девушка воспитанная и вежливая разрешила Ленка. Дверь приоткрылась и в образовавшуюся щель просунулась чья-то голова. На голове красовался малиновый берет, срывавший всю макушку. Больше сразу заметить не удалось, так как казалось, что все остальное состоит, в основном, из огромного носа. Чуть позже оказались замеченными маленькие глазки и твердо сжатые губы. Глазки недоверчиво, с изумлением посмотрели на Ленку. Тонкий рот приоткрылся.
И тут Ленку охватило странное волнение. Голова показалась ей странно знакомой, будто она уже видела ее раньше. Только когда? Молчание затягивалось и Ленка решила сделать следующий ход первой.
- Чего вы хотите? – вылетевшая фраза получилась тревожно-требовательной.
- О, прошу извинить меня, я вовсе не хотел нарушить Ваш покой, но я должен был своими глазами удостовериться! Невероятно! Невероятно…
- Что-то вас удивляет?
- Ну что Вы, я не смею…
- Ну а меня очень многое удивляет! Во-первых, извольте предстать передо мною полностью, во-вторых, ответьте, где я, что случилось и что мы будем делать, а в-третьих… Ну, это будет зависеть от того, что вы ответите во-вторых.
- Слушаюсь и повинуюсь!
Вслед за головой в комнате оказался маленький, чуть сгорбленный человечек с кожей странно серого оттенка. По крайней мере, кожа лица, шеи и рук была именно такой. Остальное скрывал замысловато расшитый серебряными нитями синий балахон. Он чуть- чуть откашлялся и начал.
- Посмею ответить по порядку, предложенному Вами – он очень старательно подчеркивал это ВАМИ, будто пытаясь лишний раз доказать свою крайнюю вежливость.
- Вы находитесь в королевских покоях дворца. Дворец стоит посредине города Камусии. Камусия – столица нашей страны – Льтерны. А в королевских покоях Вы находитесь потому, что являетесь претенденткой на наш трон. Один раз в семь лет открывается переход между нашим и другими мирами. И вот Вы перешли сюда, к нам, попав на торжественный бал-маскарад по поводу Дня Перехода. Уже закончилось девять раз по семь лет, когда в последний раз к нам прибывал претендент на трон, но мы по-прежнему продолжали ждать. И вот, Вы появились. Я надеюсь, что, пройдя испытание, Вы займете наш так долго пустующий трон. Испытание состоится сегодня, через десять минут. По традиции, претенденту дается день на подготовку, но Вы вчера целый день провели в беспамятстве, а закон не позволяет нам изменить время испытания. - Тут он остановился, чтобы перевести дух.
В душе у Ленки творился кавардак. Мысли путались, все происходящее казалось странным сном, не более. Из вдруг пересохшего горла вдруг вырвался вопрос, который она и не собиралась задавать – так, первое, что вертелось в голове.
- И что, очень сложное испытание?
- Как Вам сказать? Вы должны примерить королевские одежды, надеть королевские знаки и сесть на королевский трон.
- И это все?
- Все.
- А всякие там ловушки, пауки, змеи?
- Ничего подобного, только то, что я уже сказал.
- А почему тогда никто до сих пор не занял трон? Если это все так просто.
- Вы совершенно точно смогли уловить суть проблемы. Мне будет очень жаль, если вы не пройдете испытания, очень жаль. Но на Ваш вопрос я смогу ответить только после церемонии, извините, но это так.
Мыслительный процесс в голове у Ленки заработал на полную мощность. Она обдумала несколько вариантов происходящего, но они не очень ей понравились. Кое-какие выводы уже напрашивались сами собой – и происходящее стремительно переставало быть безоблачно-привлекательным.
- Нам пора – вывел ее из раздумий голос собеседника.
- Еще пара вопросов!
- К сожалению, время испытания настало. Сейчас я имею право ответить полностью и правдиво на любой Ваш вопрос, но только на один-единственный.
- Сколько кандидатов на трон уже провалилось после последнего из ваших правителей?
- Восемь. Их было восемь. А до этого трон был занят лишь единожды.

В молчании они пошли по коридору. Зал испытаний оказался совсем рядом. Огромные бронзовые двери закрывали вход в него. Ленка со спутником подошла к ним вплотную и остановилась. Спутник вопросительно посмотрел на нее.
- Открывайте! – сказала Ленка.
Двери тут же раскрылись сами собой. Спутник кивнул Ленке, предлагая ей войти. Сам же он остался в коридоре, пропустив гостью вперед и сразу же плотно закрыв двери за ее спиной.
Ленка прошла в высокий полуосвещенный зал. Зал как зал, не чета ее предыдущей комнате по убранству. Несколько неподвижных фигур, явно привязанных к стульям, с кляпами во рту наблюдали за ней с разных сторон. Ленка внимательно посмотрела на ближайшую из них. Судя по всему, человек, кстати, очень похожий на ее вдруг ставшего малоразговорчивым спутника. Те же маленькие глазки, серая кожа. В зале было, в общем-то, довольно прохладно, так что пот, обильно стекавший со лба, видимо был связан с крайним волнением связанного. Ленка хотела вынуть кляп изо рта у человечка, но тот так отчаянно замотал головой в знак протеста, что она невольно отступила от него. Все было как-то уж очень подозрительно. Ленка внимательно огляделась и увидела тот самый трон, на который ей следовало сесть. Наверное, именно о нем и говорил ее спутник. Решив поглядеть на королевское сиденье поближе, она прошла вперед. Ага, а это, видимо, королевские одежды. Длинный, по виду тяжелый халат, расшитый золотом.
- Ну ладно, примерим. – Сказала Ленка. Халат оказался очень тяжелым. Похоже, он был не расшит золотыми нитями, а собран из тончайших золотых полос. Да, явно из золотых, судя по весу. Хорошо, это она вытерпит. Чуть дальше, на небольшом столике она увидела браслеты, ожерелье и корону. А это, конечно, те самые королевские знаки, упомянутые в недавней беседе. Полы халата волочились по полу, идти было трудно, но Ленка решила потерпеть. Ничего, скоро все закончится и тогда она со всем этим разберется. Браслеты оказались тоже золотыми, толстыми и тяжелыми. Ожерелье хитро скреплялось тонкими цепочками с браслетами – наверное, чтобы одно без другого надеть было невозможно, и также было толстым, золотым и ужасно тяжелым. Корону было трудно даже поднять, а уж голову она пригнула чуть не к груди. Теперь к трону. Ленка остановилась, чтобы передохнуть. Это от тяжести в глазах рябит, или действительно, в воздухе на уроне спинки трона парит какая-то сиреневая дымка? Больше всего это казалось похожим на табачный дым, но вокруг ничем не пахло, да никто и не курил. Пора было заканчивать с этим. Ленка решительно проковыляла к трону и с трудом устроилась на довольно-таки высоком сидении. Ноги не доставали до пола добрых тридцати сантиметров, в отличие от халата, чьи края почти касались золотого паркета, на котором был установлен трон.
Ничего не произошло. Абсолютно ничего. Но вдруг зал заполонил какой-то низкий гул, и, прямо над головой у Ленки в стену ударила зеленая молния, вылетевшая из противоположной стены. Запахло озоном, в зале разом посветлело. И тут волосы Ленки зашевелились. Не то чтобы Ленка испугалась. Нет, так шевелятся волосы, когда куском шерсти натирают эбонитовую палочку на уроке физике, посвященному разделу электростатики. Между свисавшей полой золотого халата и полом с оглушительным треском проскочил целый поток зеленых же ослепительных искр. Одновременно с этим ударил низкий тяжелый гонг и послышался шум множества голосов. В зал торопливо вбегали люди, они развязали привязанных к стульям собратьев, помогли снять невыносимо тяжелый халат и украшения, а потом посадили Ленку обратно на трон. Кутерьма закончилась так же внезапно, как и началась. Зазвучали трубы и чей-то ясный, звонкий голос проник, казалось бы, во все уголки зала.
- Радуйтесь, радуйтесь жители Льтерны! На троне – повелительница! Наша Королева!

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
ГЛАВА 4.
НА РУБЕЖЕ.
Кдоль закончил свою незамысловатую трапезу и откинулся на спинку стула. Он ужинал в Верхнем зале, как и большинство остановившихся на ночь путешественников. По традиции Верхний зал предназначался для трапезы купцов и ремесленников, а Кдоль как раз изображал именно купца. Трактир был небольшим, но, как было положено, имел три этажа и четыре зала. Нижний зал располагался в подвале, там же находилась кухня и спальные комнаты для кручей. Средний зал предназначался для крестьян и рыбаков, а так же для всех тех, кто не принадлежал к сословиям – наемников, пилигримов и прочих бродяг. На самом верху был устроен Главный зал – для знати и офицеров. Впрочем, Главный зал был самым малым по размерам и практически всегда пустовал. Хитрый хозяин иногда, за отдельную плату впускал в него посетителей, желавших хоть на какое-то время почувствовать себя важными персонами. Вокруг каждого зала располагались комнаты для отдыха. Еще одним непременным требованием был большой бак с водой, расположенный на чердаке трактира. Во-первых, так можно было быстро справиться с пожаром, а во-вторых, вода для умывания и омовения сначала доставалась самым важным постояльцам, а уж после – всем, кто жил пониже. Цвет воды, попадавшей в подвал был вообще неописуем, так что в умывальнях для кручей свет не был предусмотрен в принципе. Воду наверх носили все те же кручи, работающие на трактирщика. Приходилось только присматривать, чтобы они наполняли бадьи из колодца, а не из умывальни. Использованная вода по трубе устремлялась в огород, находящийся у подножия холма, на котором возвышался трактир, так что урожай всегда был большим, а хозяину не нужно было дополнительно тратиться на закупку овощей. Цены на еду и ночлег были вполне приемлемы, заведение было удачно расположено на середине дороги от столицы до Синего форта, так что трактирчик никогда не пустовал.
Кдоль заезжать в Синий форт не собирался, ему самое время было свернуть с тракта и прокатиться по неровным сельским дорожкам. Кдоль поразмышлял о возможности найма проводника, и решил, что этим стоит заняться с утра. Он привстал, привлекая внимание, и к нему тут же устремился расторопный слуга.
- Чего еще желаете, мой господин?
- Комнату на ночь!
- Могу порекомендовать отличные апартаменты наверху… - начал слуга, но Кдоль отрицательно покачал головой.
- Мне это не по карману – произнес он своим самым грустным голосом. На самом деле он не желал выделяться на общем фоне, чтобы не привлечь ненужного внимания.
- Что вы, что вы! Цена та же самая, просто на этом этаже у нас нет больше свободных комнат. Все едут в столицу, на традиционный фестиваль, посвященный Дню Перехода. Даже наверху уже два номера заняты…
- Ну, тогда, конечно! – Кдоль изобразил радость, хотя ему очень, очень уж не хотелось даже случайно столкнуться с обитателями третьего этажа – всегда оставалась возможность, что его кто-нибудь сможет узнать. Но отказаться… Это привлекло бы еще большее внимание окружающих. Он вздохнул и отправился вслед за слугой. Слуга на ходу оглянулся и окончательно добил Кдоля: - Вам очень повезло! Вас приглашают на пир в Главном зале вместе с бароном Золем и его дочерью Ренной! И за их счет – барон что-то празднует и угощает весь этаж!
- Э-э, знаешь, я бы хотел выехать пораньше, так что хочу отдохнуть…
- Но ваши кручи, мой господин, они не проснутся до десяти…
Кдоль потряс головой, проклиная себя за забывчивость. Он же должен был предупредить слугу! Теперь никаких шансов открутиться от встречи с бароном и его гостями просто не оставалось.
Верховых кручей кормили, давали им возможность умыться и после этого поили белым пивом. После двух кружек кручи засыпали ровно на восемь часов и уже ничто не могло разбудить их до срока. Зато в это время они не буянили и никуда не разбредались. Все эти услуги традиционно включались в стоимость ужина, а если кто-то собирался не задерживаться надолго, то предупреждал об этом хозяев. В этом случае, невыпитое пиво грузили вместе с багажом. На всякий случай. Так что ужин для тех, кто путешествовал на повозке, всегда обходился дороже, чем для пешеходов. Впрочем, никто не возражал – если у тебя хватает на повозку, то найдется и на еду.
Барона и всех остальных жителей третьего этажа, уже собравшихся в Главном зале, Кдоль видел впервые, и, судя по всему, они его также раньше не встречали. К тому же не было никого из военных, а значит, шанс спокойно добраться до безопасного места еще оставался. Кдоль расслабился и подошел к столу.


***
Ткачен подтолкнул малохольного купчишку и тот с визгом исчез в открытом люке погреба. «Это уже третий за сегодня…» - пронеслось в голове у капитана. «А всего за эти два дня их было шестеро, нет теперь уже семеро. Хм, семеро. Надо распорядиться, чтобы принесли еще один стол».
Он вышел из кабинета и кивком поблагодарил лейтенанта. Лейтенант набрался смелости и предложил:
- Разрешите спросить?
- Спрашивай – милостиво разрешил Ткачен.
- Я насчет сегодняшнего вечера…
- Жду вас после смены караула. Кстати, доставьте еще один стол в кабинет. Все конфискованное имущество перепишите, потом доставьте на склад. Опись возьмите с собой. Еще вопросы есть?
- Никак нет! Разрешите идти!
- Идите, лейтенант – снисходительно разрешил Ткачен. Эх, молодежь, молодежь. Нетерпеливая, шумная, бесшабашная. Когда-то он и сам был таким. Но он успел за это время измениться и … выжить. В отличие от всех своих однокурсников. На границе нельзя позволить себе не думать, не подозревать самого худшего и не уметь мгновенно принимать решения. Просто нельзя.
Ткачен вернулся в свой кабинет, чтобы написать несколько писем. Часть из них он тщательно зашифровал и отправил государственной почтой, из оставшихся два сжег, но небрежно, так, чтобы кое-какие строчки были видны, еще пару оставил на самом видном месте, а одно положил в свой собственный карман. Когда он закончил, часы как раз отметили время вечерней смены караулов. Через несколько минут в дверях возникли лейтенанты, которые принесли стол и несколько корзин.
- Стол сюда. Так господа, кто сообразил, что еще нам понадобятся стулья? – с усмешкой сказал Ткачен, и тут же в дверь, словно только дожидаясь этого вопроса, волоча четыре стула, втиснулся еще один офицер.
- Браво, Урлюг! Ловко получилось!
- Стараюсь, господин капитан!
- Ну, что, приступим?
- Как скажете, господин капитан.
- Так и скажу. Эй, а где наш Доктор? Опять собачку кормит?
- А вы в окно посмотрите!
Ткачен подошел к окну, и распахнул тяжелые створки ставен. Прямо под окном стояли шестеро солдат, внимательно наблюдая, как по дворику молча носится большой черный пес. За псом так же молча гнался здоровенный, мрачный мужик, одетый в красный камзол. Не останавливаясь, он отдал честь капитану и ловко пнул пса, направляя его прямо в двери оружейного склада. Пес, ничуть не смущаясь, вбежал в здание. Мужик все также молча прошествовал за ним и закрыл за собой дверь. Через секунду капитан услышал щелканье когтей по полу, но оборачиваться не стал. Он внимательно осмотрел двор и приказал:
- Караул! – Солдаты повернули головы в его сторону.
- Не впускать никого на территорию двора без моего разрешения!
- Так точно!
- И смотрите, чтобы никто к окну ближе, чем на пять шагов не подходил.
- Будет исполнено, господин капитан! – Закричали хором солдаты, но капитан уже наглухо закрыл ставни.
Повернувшись, капитан отметил, что все уже в сборе, столы накрыты, собака, явно устала от бега и, высунув язык, валялась в углу. Подчиненные ждали. Капитан улыбнулся и сказал:
- Ну, чего ждем? – Двое лейтенантов вскочили и подняли крышку люка, ведущего в подвал. В подвале что-то завозилось, зашумело и заходило и на свет по очереди выползло семь человек. Трое замерли посреди кабинета и растеряно моргали, силясь понять, что же происходит, четверо остальных, не дожидаясь приглашения, уселись за стол.
- Так, а мы чего ждем? – зловеще произнес капитан. – Всем сесть!
Команду капитана, вырявканную с самой зверской миной, какая только смогла получиться, гости выполнили с безукоризненной точностью и проворством. Лейтенанты откровенно потешались. Капитан зыкнул и на них своим «особым» командирским взглядом и они притихли тоже. Ткачен повернулся к четверке купцов, сразу же севших за стол.
- Молодцы. Вижу, что до вас уже все дошло. Можете расслабиться. Но не сильно. Теперь вы – он подошел к оставшейся тройке, растерянно зажавшейся в угол кабинета.
- Самое время ввести вас в курс дела. Я получил приказ ликвидировать всех нарушителей границы. И дополнение к приказу, где сказано, что любой, проехавший через границу – нарушитель. Вопросы есть? – судя по побелевшим лицам купцов вопросов не было.
- И что вы предлагаете со всеми вами мне делать? Повесить или зарубить? Ну, чего молчим? Выбирайте!
В ответ капитан услышал только сдавленное дыхание. Выбирать купцам явно не хотелось. Кроме того, они видели, что их коллеги по несчастью, попавшиеся капитану раньше их пока вполне живы. А значит – был еще какой-то вариант, не предусматривающий нанесение телу физического ущерба, несовместимого с жизнью. Или не было? Мучительная работа мысли купцов была поистине титанической. На гримасы, возникающие на лицах в соответствие с роящимися альтернативами дальнейшего развития сюжета нельзя было смотреть без содроганий. Так что три лейтенанта и сидящая с ними за столом четверка начала содрогаться от приступа смеха. Не смеялись только сам Ткачен, мрачный мужик, называемый Доктором и его собака.

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
ГЛАВА 5.
ВЛАСТЬ ЖЕЛАНИЙ
Битком набитый зал жадно ловил каждый жест, каждый вздох и каждый взгляд своей повелительницы. Торжество и радость переполняли всех присутствующих и поэтому стены зала переливались всеми тонами зеленого. Время от времени в зелень вплетались синие всполохи – проявление обожания и любви. Стены были созданы в давние времена неизвестным гением и до сих пор никто не смог понять, как они действуют, но сами они не обращали внимания на свой возраст и исправно делали свою работу. На стенах разными цветами отражались эмоции всех тех, кто находился в зале. Так гнев, ненависть отражались черным, более легкая злость - красным, раздражение – розовым. Интерес, симпатия – и желтые оттенки радовали глаз. Зеленый, как, наверное, уже стало понятным, соответствовал радости, синий – любви. Страх, опасение, сомнения выражались оттенками серо-белого. Наличие таких стен в обычные дни изрядно облегчало работу гвардейцев, охранявших зал. У злоумышленников просто не было шанса – кто бы ни пробрался в зал – на всех четырех стенах, прямо напротив вошедшего тут же появлялась цветная тень. Сегодня же в зале было очень много людей – их тени пересекались, накладывались друг на друга, сливались воедино. Гвардейцы стояли вдоль стен сплошной стеной, спиной к толпе, глядя на отражения цветных бликов. Вторая стена охраны стояла вокруг трона, не подпуская никого к королеве ближе, чем на пять метров. Музыка играла, хотя музыкантов не было видно. Рядом с королевой стоял лишь один человек – Хранитель Королевства, который объяснял, давал комментарии и отвечал на все те вопросы, что успели скопиться у Ленки.
Вопросов было даже больше, чем она успевала задавать, а пестрота зала, мельтешение лиц, сонм звенящих голосов только все больше и больше кружили голову.
- Нельзя ли мне пойти отдохнуть? – потихоньку спросила Ленка у Хранителя.
- Но Ваше Величество, а как же гости, бал?
Ленка только вздохнула и принялась терпеть. Терпеть было неудобно, трон был жестким и холодным, к тому же – чересчур высоким для нее. «Интересно, а если я попрошу подушку, это не будет нарушением этикета?» - подумала она. А потом решила, что уж если она терпит, то этикет потерпит и подавно.
- Я хочу… - но закончить просьбу о подушке ей не удалось, так как при первых словах Хранитель подпрыгнул и с размаху ударил в гонг, стоявший рядом с троном. Гул удара мгновенно прервал все разговоры, в зале воцарилась тишина. Присутствующие замерли в самых разнообразных позах, стараясь не дышать.
Хранитель повернулся к Ленке, достав перо и бумагу. Молчание затягивалось. Все смотрели на королеву, явно чего-то ожидая. Ленка догадалась, что что-то надо делать. Например, что-нибудь сказать. И она сказала то, что больше всего беспокоило ее в данную минуту:
- А можно стульчик сделать поудобнее, в смысле, помягче?
Хранитель стремительно что-то записал, поклонился Ленке, повернулся в сторону напряженно ожидающих людей и громовым голосом изрек:
- Слушайте, жители Льтерны! Первый указ нашей королевы! Все стулья в королевстве должны быть удобными, мягкими! Так есть и так будет с этого момента!
Он повернулся к Ленке, поклонился и выпрямился. Музыка вновь заиграла, люди зашевелились, задвигались, зашумели. Ленка сидела в полном недоумении. То ей нельзя ничего делать, а надо терпеть, то простая просьба превращается в нелепейшее указание для целой страны. Она решила попробовать еще раз.
- Господин Хранитель, можно найти какую-нибудь подушечку, чтобы положить на трон, а то он уж очень твердый?
- Но Ваше Величество, ведь тогда Вам придется встать, а это будет означать, что на сегодня праздник закончен! А ведь еще не все смогли полюбоваться и восхититься Вами!
- Жаль, а то я хо… - и тут Хранитель очень быстро перебил ее.
- Ваше Величество, но это будет уже второй указ за один день! Традиция не рекомендует... – но тут уже Ленка перебила собеседника. Ее вдруг озарила догадка.
- То есть, если я скажу, что я хо… - (тут она сделала паузу, глядя на Хранителя, который зажав свой рот мотал головой, словно умоляя ее не продолжать) чего-то там – то мое желание становиться законом?
- Да, да, Ваше Величество, все королевские указы начинаются со слов: «Я хочу!» - только пожалуйста не сегодня, не сегодня!
Ленка откинулась на спинку трона и задумалась. Перспективы открывались просто заоблачные. Впрочем, сначала следовало разобраться с этими пресловутыми традициями. И как можно скорее. Она посмотрела на Хранителя, поманила его пальчиком и тихонько сказала:
- Завтра вы расскажете мне поподробнее обо всем, что связано с королевскими обязанностями. И еще о традициях. И обо всем, что еще мне надо знать. А сейчас извините – с этими словами она соскользнула с трона и выпрямилась.
Вновь зазвенел гонг, после чего всем объявили, что на сегодня прием окончен. Зал опустел очень быстро и Ленка наконец-то отправилась вслед за Хранителем в свои покои на заслуженный королевский отдых.


***
Королевский отдых – это не просто отдых. Это в представлении обычных людей нечто феерическое, фантастическое - с размахом, достойным титулованных особ. А на самом деле – это очень простое и даже тривиальное событие. Ленка отослала всех служанок и уже успевших откуда-то появиться придворных дам, объяснила гвардейцам на входе как важен здоровый крепкий сон и велела не пускать никого в течение, по меньшей мере, восьми часов, а потом бросилась на кровать. Впрочем, ненадолго – со вздохом, больше похожим на стон она поднялась, сняла так надоевшие за день плащ, накидку и корону, умылась в обнаруженном за ширмой умывальнике и снова прыгнула в постель. Уснула она успела еще в полете.
В первый раз она проснулась от звона. Ватной рукой попыталась нащупать противный будильник, но вместо тумбочки наткнулась на пустоту. К звону добавился шум голосов. «Наверное, к соседкам парни в гости приперлись» - решила Ленка и снова заснула. Во второй раз она проснулась от грохота. Вас когда-нибудь будили утром второй раз подряд? В тот самый момент, когда самый чудесный сон подходит к своему самому чудесному месту? О, сколькие из нас бывали лишены этого радостного вкушения ночных услад! А особенно в тот самый день, когда, собственно, и вставать-то никуда не надо, а можно позволить себе хоть самую капельку того блаженного безделья, куда-то исчезнувшего вместе с беззаботным детством. Да, нам в такие минуты как никогда ясными становятся чувства художника А. Шикльгрубера, изобразившего человека в пижаме, крадущегося к окну с гранатой в руке, особенно если прочитать название картины – «Мотоцикл под окном в воскресное утро».
Гранаты под рукой у Ленки не оказалось, но желание разнести источник звука на мелкие запчасти было таким необоримым, что она вскочила на ноги пулей понеслась к двери, не в силах сдержать крик:
- Этот шум когда-нибудь прекратится или нет?!?!! – Ленка распахнула дверь. Загрохотало так, будто кто-то решил именно в такой издевательской форме дать понять, что, мол нет, не прекратится. А потом вдруг все стало тихо-тихо. И расставилось на свои места.
В открытом дверном проеме королевской опочивальни стояла разъяренная повелительница. Напротив нее по всему коридору стояли, и сидели большей частью незнакомые ей люди. Под ними, между ними, вокруг них, на них располагалось столько мебели, что ее наверное хватило бы на пару тысячеместных зала. И еще на один небольшой кинозал бы осталось. Мебель была представлена семейством кресловых разных подвидов – собственно кресла, стулья, скамьи и табуреты. Некоторые из представителей вида были столь экзотичны, что трудно было их отнести к определенному классу. Хватало также и разнообразных гибридов. Какой-нибудь дотошный ученый непременно ввел бы дополнительный параметр измерений – разноногость. И действительно, наряду с четырехногими классическими экземплярами виднелись шести-, трех- и даже одноногие особи! Можно было бы продолжить наш научно-изыскательский обзор, но он оказался прерванным самым бесцеремонным образом – один из наводнивших коридор посетителей не удержал в руках составленную стопкой груду стульев. Стулья попадали на пол с подозрительно знакомым грохотом. Точно такой же минуту назад и разбудил Ленку. Если бы взглядом можно было убить, то стулья бы наверняка пришлось похоронить, едва бы они оказались перед глазами Ленки. Но чего не может взгляд, может нога – Ленка от души пнула ею по самому близстоящему креслу. От внезапно возникшей в мизинце боли в голове у нее прояснилось. Она же королева! Они же…, ой, стоп я же в одной пижаме! Ленка захлопнула дверь, кинувшись умываться и одевать на себя вчерашний официальный наряд. Через несколько минут она уже с самым величественным видом вновь появилась в коридоре. Гвардейцы в мундирах, видимо приняв ее предыдущее действие за руководство к действию, добросовестно пинали кресла.
- Так, хватит шума – велела Ленка – кто объяснит, что тут творится?
- Ваше Величество – раздался откуда-то приглушенный знакомый голос Хранителя – если кто-то отодвинет, наконец, от моей двери всю эту баррикаду, я с бесконечным удовольствием постараюсь объяснить все, что вы только пожелаете!
Ленка чуть хмуро посмотрела в сторону гвардейцев и те бросились разбрасывать мебель в разные стороны от одной из дверей. Освобожденный из плена столярных изделий Хранитель радостно, но нетерпеливо попросил:
- Одну минутку, Ваше Величество! - и проскакал к единственной незаграможденной двери в конце коридора. В тишине было отчетливо раздалось характерное журчание, после чего, с самой довольной улыбкой на лице Хранитель покинул занимаемое им помещение и подошел к ожидающей его королеве. Тут же, прямо таки из ниоткуда, нарисовались три придворные дамы и заняли свою позицию шагах в пяти слева от Ленки.
- Что желаете узнать, Ваше Величество? – спросил Хранитель.
- Ну, для начала, познакомьте меня с … - она показала глазами налево.
- С фаворитками, Ваше Величество?
- Да, с ними самыми.
- Позвольте представить Вашему Величеству баронессу Люшин, баронессу Ятку, виконтессу Мирну. До Вашего прибытия они следили за сохранностью убранства королевских покоев. Вам необходимо будет просмотреть и утвердить список назначений фавориток, чтобы они могли знать, чем им теперь следует заниматься. Список ожидает Вас в рабочем кабинете.
- Хорошо, а что это за люди в коридоре и зачем здесь весь этот склад мебели?
- Это, Ваше Величество, представители лучших мебельных мастерских с образцами лучшей мебели, изготовленной ими по Вашему высочайшему распоряжению, согласно Королевскому Указу номер один!
Ленка ошеломленно уставилась на хранителя, перевела взгляд на стулья и кресла. Такой оперативности ее родному миру было просто не дано. Хотя, кто знает? Надо бы спросить у местных королей…
- Пусть отнесут все образцы в какой-нибудь зал и расставят. А я потом посмотрю и выберу самые лучшие из них. Потом – поговорю с фаворитками. А пока… неплохо бы было просто позавтракать.

***
- Война?
- Война! И это дело уже решенное.
Фейк недоверчиво потряс головой. Он не был готов к такому повороту событий. С другой стороны, Лердуг дал ему ясно понять, что шутить с ним не стоит. Но война – это дело серьезное, она требует длительной подготовки и с наскока не получается. Что же, приказы не обсуждаются.
- Ваше превосходительство, сообщите мне с кем воевать и я тут же прикажу начать соответствующую подготовку.
- Это уже лучше, генерал. Но вы просто не успели войти в курс дела – Арат еще три дня назад отдал все необходимые приказы. Вам следует вызвать его и получить полный доклад. Потом сообщите все мне. Я же пока все еще зол на него, так что не буду присутствовать.
- Ваше превосходительство, я могу хоть как-то сгладить горечь падения Арата? Ведь он отличный стратег, и как-то очень жалко расходовать такой талант впустую, да и к тому же, от безделья он может решить заняться чем-нибудь еще и не обязательно с пользой для Вас.
- А вы Фейк, прирожденный дипломат. Ладно, судьба Арата в полной вашей власти. Можете даже снова ввести его в дело, только не в качестве командующего. Сами придумайте какую-нибудь должность для него. Все, я больше вас не задерживаю.
Фейк вышел из приемного кабинета Верховного главнокомандующего и отправился проводить заседание Военного совета. Война не любит торопящихся, но медлящих – еще более.
Заседание прошло шумно, в спорах и криках. Но под конец все согласились, что обратного пути уже не будет. Фейк потянулся и сказал:
- Теперь, когда все вопросы улажены, попрошу остаться только генералов. И вы, Арат, задержитесь.
Печальный Арат, так и не произнесший ни одного слова за совет, удивленно остановился. Он посмотрел на Фейка с недоумением, словно решая не шутка ли это, но увидев серьезное выражение лица генерала просто ответил:
- Слушаюсь, командующий.
Теперь, когда в кабинете осталось только шесть человек он сел и начал внимательно рассматривать лица присутствующих. Кроме Честина все они были очень давно ему знакомы, так что он легко мог угадать что скрывается за кривой усмешкой Носса или за барабанной дробью пальцев Кокша. Фейк сознательно затягивал паузу, ожидая кто из присутствующих не выдержит. Впрочем, процентов на 90 он был уверен, что им как и всегда окажется порывистый Кокш, но внезапно – и не для него одного – заговорил Честин.
- Господа генералы, я чувствую некую неуверенность в происходящем. Если честно, я не готов быть генералом, как мне кажется. Я не могу понять и половины того, что происходит, не упоминая о том, что даже не знаю чем и кем я командую. Единственная крепость, о которой я хоть что-то знаю – мой дом. Так что, если у вас секретный разговор, я безо всяких обид готов удалиться.
Он остановился, чтобы перевести дух и замер, удивленный реакцией своих старших коллег. Генералы откровенно ухмылялись, даже Арат немного расслабился. Честин смотрел так растерянно, что ухмылки переросли в дружный смех. Наконец, просмеявшись и утерев выступившие слезы, Фейк сказал:
- Мой мальчик, все, кого ты видишь здесь начинали с этого же самого. Насчет как и кем командовать – завтра я введу тебя в курс дела, представлю твоим офицерам и назначу помощника посообразительнее. Но я не сомневаюсь, что ты справишься. Так что оставайся и старайся внимательно слушать, о чем мы будем говорить.
Тут Фейк посерьезнел. Дальнейшее заседание требовало собранности и уверенности. Он встал и занял место у трибуны.
- Господа, я уполномочен наделить нашего коллегу Арата особыми полномочиями. Ввиду предстоящей войны Верховный главнокомандующий дал мне необходимые указания о враге и предполагаемом ходе сражений. Не использовать талант Арата в данных условиях – безрассудно. С этого момента Арату вновь присваивается звание генерала. Его полномочия – тема для отдельного нашего с ним разговора.
Фейк отошел от трибуны и обнял явно ошеломленного Арата. Все остальные также присоединились к поздравлениям. Арат, растроганный и еле сдерживающий слезы, глядя Фейку в глаза сказал:
- Передайте Верховному главнокомандующему мои самые искренние заверения благодарности и верности. – а потом не сдержавшись обхватил Фейка в объятия и прошептал на ухо – Спасибо, старый друг. Я этого не забуду, клянусь!
- Нет, ну раз такое дело – громко возвестил Кокш – я думаю, что никто не станет возражать…
С этими словами он достал из-под стола круглую корзинку, накрытую салфеткой, под которой легко угадывались контуры нескольких бутылочных горлышек. Возражать не стали. Напротив, все также задвигались, доставая припрятанные до поры до времени припасы.
- Господа, давайте все-таки сперва закончим совет – призвал их к порядку Фейк. Пришлось потратить еще пару минут на то, чтобы переставить бутылки и снедь на свободный столик у дальней стены кабинета.
- Наша главная задача – организовать прорыв через границу Позитора, подавить сопротивление войск и захватить столицу. На все это нам отведено только два месяца. Менц – к утру подготовьте план прорыва границы. Кокш – обеспечьте прикрытие пограничных войск. Носс – за вами как всегда – снабжение разведанными. Ну и ликвидация вражеской разведки тоже. Да, кстати, Кокшу все равно не успеть освоить тайные операции, так что займитесь ими совместно. Честин – подойдете завтра ближе к обеду за более детальным поручением. Завтра вечером собираемся для обсуждения плана военной кампании. А сейчас давайте, давайте – я же вижу как вам не терпится – наливайте. А мы с Аратом через пару минут присоединимся.
Фейк прошел через маленький переход в комнату отдыха позади кабинета. Арат задумчиво последовал за ним. Он остановился перед большим зеркалом и глядя через его отражение на Фейка начал:
- Я готов поспорить, что Позитор мы одолеем. Если, конечно, бросить в бой все войска. И что, Лердуг думает, что несколцы будут просто смотреть и не пойдут на наши оголившиеся земли с другой стороны? Или он знает как одолеть Позитор, сохраняя пограничное равновесие? А если Позитор заключил договор с Несколой? А по имеющимся косвенным данным так оно и есть. В каком рукаве мы прячем туза, друг мой, и какой масти?
- В левом, как и всегда. Но туз – козырный. Вспомни-ка все наши старые расклады. Удар по одной границе, оттягивание центра, ловушки. А вся армия в это время бьет по второй стороне. Классический маневр раскачивания.
- На наш маневр у противника найдется свой. Помнишь, чем заканчивается любое раскачивание? Конечно, пограничники Позитора не смогут удержать кулака нашей армии, но и наши пограничники также не смогут продержаться против армии Несколы. Здесь всегда все блестящие выкладки разбивались о временной фактор.
- Да, они разбивались. Кроме выкладки Корда.
- Корда? Но вся его теория основана на понятии Дополнительной силы. А где взять эту силу? Все держится в равновесии и расшатать систему не удавалось пока никому!
- Я все жду, догадаешься ты сам или нет. Остановись, взгляни на проблему и нынешнюю ситуацию со стороны, непредвзято.
Арат задумался, подергивая себя за подбородок. Об этой его привычке ходили легенды – говорили, что если Арат взялся за бороду, то врагу придется тяжело. Вдруг его глаза расширились, он застыл, потом медленно повернулся к Фейку и медленно произнес:
- Все то, что уже произошло у нас за последние дни. Равновесия и так уже нет. Мы в должны быть в каком-то преимуществе. Наши воздушники – у врага их просто нет, не зря же мы их так высмеивали при всех. И… что-то еще. Что?
- Ты. Столько лет ты был командующим и отличным командующим! Сколько битв ты выиграл, сколько успешных новшеств опробовал! Кто из врагов не знает и не боится Арата? Арат – это уже половина армии, а Арат с армией – это победа.
- Нескромно, но ты прав. Я не смотрел на проблему со всех сторон. Наверное, старею. Значит, я – на границе с Несколой и они побоятся идти вперед. Но армия… Какие силы ты мне оставишь? Пожалуй, полк, максимум – два. Остальные понадобятся тебе для прорыва и быстрой победы. Сколько я продержусь с такими силами? Первую неделю нескольцы будут выжидать, еще неделю – подтягивать войска. Потом атакуют. При лучшем раскладе я дам тебе месяц форы. А за это время тебе надо будет успеть разбить всю армию Позитора, взять столицу и опорные пункты, занять побережье. Да еще и вернуть на нескольскую границу половину армии. Нет, я тут чувствую еще что-то, но не могу понять, что именно. Ну ладно, давай, добивай меня. Я признаю, что твой план талантлив, успешен и лучше моего.
- Сколько же лет я ждал этого момента – Арат наконец-то признал, что есть планы и получше, чем у него! Хорошо, ответь мне, чем круч в мундире отличается от круча без него?
- Практически ничем. Сам знаешь.
- Вот именно. А вот тебе и официальный приказ – реквизировать всех возможных кручей по всей стране.
- Но это же так мало.
- Мало? Никто не учитывает этот фактор. Помнишь безумного командующего Хена? Который передал полномочия тебе, но не отменил свой приказ, который стоил нам трехлетней войны? Продавать населению половину набираемых кручей – так мол пополнится казна, люди станут жить лучше, и платить налоги больше? Да это ослабило нашу армию, а враги воспользовались этим моментом, да – мы чуть было не оказались на коленях, но все же выстояли – и в первую очередь благодаря твоему руководству. Я долго размышлял над причинами, толкнувшими Хена на этот шаг. Я никогда не считал его подкупленным предателем. А потом понял, что его план был рискованным, но никак не безумным. У нас осталась самая закаленная в боях армия, лучшие боевые офицеры, куча всяких нововведений и тактических наработок. А когда война окончилась, несмотря на отмену его приказов, я на свой страх и риск всегда забирал в армию только одного круча из двух, не больше! Сколько сил пришлось потратить на дополнительные наборы! Зато мы действительно стали собирать больше налогов. А наша промышленность развернулась как никогда. Наша действующая армия равна по силе армии Позитора, даже чуть сильнее. Я думаю, только Носс о чем-то догадывается, но он никогда ничего не говорил об этом.
- Действительно? Но… тогда все шансы за нас… Вот только…
- Что?
- Ты никогда не говорил этого мне раньше…
- Не только тебе. Никому вообще. И в отчетах бессовестно врал. А ты не проверял.
- Так я доверял тебе…
- Знаешь поговорку? Не знает друг – не знает и враг.
- Я сам тебя ей научил.
- Ну вот видишь. Так что, мы можем позволить себе победить?
- Пожалуй, да.
- Так пойдем же тогда и выпьем за это!


***
- Баронесса Люшин заведует Вашим гардеробом, баронесса Ятка – кладовыми и кухней, виконтесса Мирна – планами и распорядком встреч Вашего Величества. За эту работу они получают жалование из королевской казны. Я ненадолго оставлю Вас на их попечение, так как мне нужно срочно посовещаться с моими коллегами, – с этими словами Хранитель покинул трапезную комнату, где завтракала Ленка.
Ленка дождалась, пока Хранитель уйдет и посмотрела на ожидавших фавориток.
- Садитесь, позавтракайте со мной – предложила она.
Очень удивленные, но явно обрадованные девушки поспешно присоединились к ней. Впрочем, все равно они сели на дальний от королевы конец длинного стола, куда повара тут же принесли фрукты, напитки и выпечку. Ленка обратила внимание, что лица у фавориток были розовыми, а не серо-зелеными, как у всех остальных, но приглядевшись различила слой пудры и крема. Разговор поначалу никак не шел, но Ленка терпеливо начала расспрашивать девушек о нарядах, моде и косметических средствах, так что к концу завтрака они если и не стали испытывать взаимную симпатию, то явно прониклись доверием друг к другу. После завтрака все дружно удалились в сторону королевского гардероба.
Через сорок минут, блистая ярко-зеленой губной помадой (последний писк моды!), нарумяненная и одетая в пышное, переливающееся желто-сине-зелеными полосами от лифа до подола платье Ленка торжественно прошествовала в зал приемов.
В зале уже стояли все представители произведений мебельного искусства, уже увиденных ею утром и еще два раза по столько же еще - новых.


***
Барон Золь был высоким, громогласным и не обращающим никакого внимания на окружающих его людей субъектом. Он кричал, пел, поднимал тосты, заражая своим бесшабашным весельем всех вокруг. Кдоль поймал себя на том, что он в обнимку с каким-то плюгавым купчишкой самозабвенно подпевает барону. Веселье кипело уже второй час, но Кдоль так и не понял до сих пор – по какому такому поводу. Впрочем, его чуть утешал тот факт, что все окружающие находились в точно таком же положении. Он было задумался, но гудящий водоворот вина, смеха и музыки снова закружил его в своих хмельных объятиях. Всеобщая непосвященность в причины веселья закончилась вместе с приходом в зал дочери барона.
- Ренна! Дорогая, где ты была? – завопил во все горло изрядно выпивший барон. – Господа, это моя дочь! Моя гордость! Моя Ренна! Ренна – это мои гости! Мы празднуем! Мы отмечаем твою помолвку и скорую свадьбу! Выпьем!!!
- Выпьем!!!! – привычным уже хором отозвался весь зал. Пиршество вышло на новый виток. Каждый требовал быть представленным очаровательной девушке, после чего начинал дарить какие-нибудь подарки в честь такого знаменательного события. Не прошло и десяти минут, как все уже знали, что жених Ренны – молодой перспективный офицер гвардии, что родители Ренны и жениха договорились обо всем еще при рождении детей, что молодые знали друг друга только по портретам, что старшая сестра Ренны тоже замужем за офицером - начальником гарнизона Рифа и еще пятьдесят-шестьдесят познавательных фактов из биографии семьи барона.
Попойка продолжалась до глубокой ночи. Хитрый трактирщик, дабы избежать разгрома столь дорогого его сердцу (и кошельку!) зала, подал к столу пива, предварительно разбавив его, справедливо посчитав, что гости уже не в состоянии понять, что именно они пьют. На удивленный вопрос барона – а почему пиво? – трактирщик заявил, что это специальный сорт, по традиции подающийся к мясу. Доверчиво пьяные гости удовлетворились его словами и стали усиленно налегать на новый напиток. Количество пива сделало свое дело – не прошло и часа, как подавляющее большинство гостей угомонилась и улеглась спать. Впрочем, улеглась – сильно сказано. Даже, пожалуй, приврано. Ну, будем считать, что их разнесли по комнатам слуги. Не забыв, конечно, поинтересоваться содержимым карманов хозяев и взять честно причитающуюся им плату за переноску тяжестей на дальнее расстояние. Впрочем, о чем это я?
Как итог, в зале остались самые стойкие – сам барон, трое купцов солидной комплекции, Кдоль и дочь барона. На Кдоля пиво оказало странное действие. Пить его разбавленным он не смог. Наверное, потому, что даже неразбавленным он его обычно не пил. Как выяснилось еще через полчаса, единственными людьми, способными вести осмысленные разговоры оказались он и Ренна. Так что неудивителен тот факт, что они начали разговаривать. Еще через час Кдоль внезапно понял, что до сих пор ни одна женщина не нравилась ему так, как эта ночная собеседница. Он предложил очаровательной прелестнице (так он и сказал) выпить за их встречу. Ренна незамедлительно согласилась, добавив, что у нее в комнате есть несколько бутылей отличного вина, припасенного для свадьбы. После второй бутылки головной мозг знаменитого шпиона отключился.

Тем из вас, дорогие читатели, кто знаком с операционной системой WINDOWS не по наслышке, будет понятно состояние Кдоля наутро.

В голове что-то ощутимо щелкнуло. Веки начали помаргивать, пропуская к глазам порции света. Резь в висках, сначала неощутимая, начала нарастать, нарастать и наконец взорвалась, превратившись в звук и изображение. Перед глазами Кдоля мерно бежали запряженные кручи. Еще были видны кусты и деревья, окрамлявшие тропинку. Они появлялись впереди и убегали назад, разделившись по сторонам тропы. Попытка проследить глазом, куда же именно они исчезают, ни к чему не привела. Глаз отказывался поворачиваться, заявляя о своей непримиримой позиции сильной болью. Тогда Кдоль сверхусилием воли заставил себя моргнуть.
Вторая попытка вернуться в реальность происходила гораздо успешнее. Взгляд сфокусировался на бегущих кручах. Ага – обрадовался Кдоль – где-то я это уже видел! Надо проверить состояние организма. Руки есть. Это уже хорошо. Они поднимаются и опускаются! Просто отлично. Так, себя я уже ощущаю. Шея болит. Голова болит. Задница болит. Что же у меня не болит?!? О! Уши! Уши не болят! Прекрасно! Тогда будем слушать, что твориться вокруг. Кстати, а где это я?
Ужас пронзил Кдоля. Руки его рефлекторно натянули стопорный ремень, а рот сам прохрипел приказ кручам остановиться. Кручи остановились. Кдоль, уже полностью придя в себя спрыгнул на землю (зачем же так резко – возмутился весь его организм!) и огляделся вокруг. То что он увидел и порадовало его и напугало одновременно. Судя по всему он выехал из трактира. Причем, в своем фургоне и со своими кручами. Но он совершенно не помнил ни то, как он это сделал, ни то, где он сейчас находится. Оставалось только проверить, взял ли он остальные свои вещи. Кдоль обошел фургон, приподнял задний полог и заглянул внутрь. Увиденное заставило его поклясться не прикасаться больше к вину до конца его жизни.
Нет, вещи были на месте. Причем вещей было куда больше, чем когда он въезжал в трактир. Шесть незнакомых Кдолю сундуков и еще пара баулов старательно на что-то намекали. А один сверток еще и подмигивал. Совсем плохо Кдолю стало, когда его глаза привыкли к полумраку фургона, и он увидел, что подмигивал не сверток, а какая-то девушка. Кдоль уставился на нее с немым изумлением. Против его воли, левый глаз нервно мигнул. Девушка восприняла это как сигнал к действию.
- Сударь, помогите же даме выйти прогуляться!
- С удовольствием, сударыня – многолетние привычки сами дали о себе знать. Кдоль автоматически протянул руку, отвесил короткий, но изящный поклон. В голове его звенела пустота. Сквозь эту пустоту, как сквозь большой ком ваты он слышал как его слова льются сами по себе.
- Позвольте помочь вам сойти с моей быстроходной колесницы. Так, осторожно, вот видите, как все просто. Не правда ли, чудесный уголок? – выпалил он, лихорадочно соображая, что же делать. Где-то внутри него, сквозь пустоту голос рассудка бубнил, что он идиот, как фургон может быть колесницей, и вообще, с кем это он разговаривает, когда надо бежать, бежать и бежать?
Хотя при ярком солнечном свете лицо незнакомки показалось ему знакомым. Даже не то что знакомым - он определенно встречал эту девушку раньше. Любая попытка напрячь память откликалась мощной головной болью.
Увидев его перекошенное лицо девушка участливо спросила: - Что, совсем плохо? – и протянула ему маленькую фляжку. Только увидев сосуд он понял как сильно хотел пить. Фляга была наполнена восхитительным, божественного вкуса и температуры напитком. Как по мановению руки голова прояснилась, глаза раскрылись и память, как кирпич с пятого этажа, обрушилась воспоминаниями о вчерашнем вечере на Кдоля.
- Ренна! – вырвалось у него.
- Да, милый – нежно отозвалась она.
- А … это… а как же.
- Не беспокойся – прервала она его сложно выраженную мысль – батюшка не будет сильно убиваться. Раз уж мы полюбили друг друга. И решили вместе убежать. Правда, надо спешить, а то тебя будут ловить враги, правильно? Я сейчас, быстро, только сбегаю до вон тех кустиков, ладно?
Она устремилась в указанном направлении, а Кдоль, пораженный ее словами до глубины души, замерев думал о вчерашнем, и чем больше вспоминал, тем мрачнее становился.

***
- Ну, господа, раз вы молчите, предложения буду делать я.
Ткачен прошелся из стороны в сторону перед молчавшей троицей. Подошел к окну, и посчитав, что пауза достаточно выдержана, резко повернулся.
- Вот что, уважаемые. Я видел много приказов. И подумал, что может быть мне не спешить с выполнением последнего? Как думаете?
Дружный хор купцов уверил его в том, что спешить никогда не нужно.
- А раз так, то у меня есть к вам предложение. Не сыграть ли нам в карты?
- А какие будут ставки? - осторожно осведомился старший из тройки купцов.
- Вы ставите свой товар.
Короткая пауза.
- Товар? Наш товар!?!
- Как можно!
Ткачен подождал, пока они не успокоятся.
- Вы забыли спросить о ставке с моей стороны.
- И что же вы можете поставить?
- Например одни сутки.
- Сутки чего?
- Вашей жизни.
Больше возражений не было. Купцы и офицеры расселись за столами и начали играть. Старший из новой тройки купец продул груз серебряных ложек, но отыграл себе целый день. После этого он расслабился и немного успокоился. Потихоньку, помаленьку, шепотом купцы – «старожилы» объяснили ему ситуацию. Конфискованное по приказу имущество пошло бы государству. А так капитан и его офицеры согласно эдикта об игорных долгах могли оставить выигрыш себе. Конечно, уплатив налоги. Просто присвоить товар было никак нельзя – это однозначно каралось смертной казнью по другому эдикту – о конфискации имущества в пользу государства. Получить взятку и отпустить купцов – смерть по эдикту о взятках. Да еще и прямое неисполнение приказа. А так – придуманный хитрым капитаном план позволял сторонам взаимно сосуществовать. В любом случае, у купцов оставался хоть какой-то шанс остаться в живых. Ну, хотя бы еще на пару дней. А это уже не мало. Еще более тихим, почти неслышным голосом купцу поведали, что на крайний случай готовиться побег через границу. Схему патрулей они подглядели в кабинете у капитана, а через два дня будет смена застав. То есть самый благоприятный момент. Так что эти два дня надо только вытерпеть. Ну и выжить - любым способом.

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Чтобы не потерялось
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2015, 11:18 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2007, 02:04
Сообщения: 448
Откуда: Из леса, вестимо!
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 15 раз.
ГЛАВА 6.
ОЖИДАНИЕ БУРИ
Симонс составлял план. По старой привычке, каждое начало месяца он всецело предавался этому занятию. Но в это раз все было по-особенному. Предчувствие близкого конфликта, требования узнать все подробности из министерства Войны родной Несколы, намеренная изоляция в его доме – в общем, в воздухе пахло грозой. Он пропустил уже три военных совета, и вот его вдруг приглашают завтра на четвертый. Что будет? Что делать? К чему готовиться? Ответов пока не было. Так что ничего не оставалось, как планировать и еще раз планировать – а потом еще и еще – на случай разных вариантов развития событий. Он уже отправил все свои соображения связному, используя голубей. Он уже сложил все нужные вещи в сумку, так, чтобы в любой момент можно было выйти из дома – и уже не возвращаться. Он уже подготовился как к спешному бегству на родину, так и к переходу на новую роль – помощника купца на Торговом дворе – чтобы пережить неприятности. Он уже почти не мог вынести этого затянувшегося ожидания, этого момента затишья перед грядущей бурей, – а буря скоро должна была разразиться - он чувствовал ее приближение каждым своим суставом, каждым сантиметром кожи. Симон был на взводе, как пружина, готовая в любой момент развернуться и удерживаемая каким-то маленьким выступом.

***
По совету фрейлин Ленка выбрала три лучших (по ее мнению) кресла. Тут же Хранитель выдал их изготовителям три королевских патента. Счастливчиков пригласили на торжественный обед, который должен был состояться послезавтра – иначе просто было не успеть заменить всю мебель в зале. После недолгого колебания Хранитель подошел к королеве.
- Ваше Величество! Я хотел бы обсудить с Вами одну очень тонкую деталь протокола…
- Конечно, конечно! Я тоже собиралась предложить вам тоже самое. Кстати, а у меня есть какой-нибудь рабочий кабинет или комната?
Хранитель удивился.
- Рабочий кабинет? Как это? Королева не должна работать! Это нонсенс!
- И что, мне по каждому пустяку надо будет официально одеваться и приглашать всех в большой зал? Это же неудобно. Вот что, подготовьте для меня комнату – достаточно большую, чтобы разместить человек десять. Или двадцать. Со столом, креслами, камином. Там я и буду обсуждать все тонкие детали, проводить совещания и … и … и еще что захочу. Понятно?
- Ах, конечно, все понятно, Ваше Величество! Ничего не надо готовить – то, что вы так э… упрощенно назвали «рабочим кабинетом», официально именуется Малым залом советов.
- Малый зал? Хорошо, ведите.
Малый зал был почти точной уменьшенной копией большого. Но это «почти» занимало половину всего места и никак не могло быть названо столом. У такого предмета могло быть только особенное, неповторимое имя. Например – Прародитель всех столов, или Большой королевский стол, хотя эти названия звучат довольно-таки жалко по сравнению с тем, что видел на самом деле глаз. И не то, чтобы Стол был очень ж большим – нет, но он выглядел так надежно, уверенно, устойчиво – как может выглядеть разве что краеугольный камень основ мироздания. Наверное, поэтому сбоку от входа, прямо под табличкой, сообщающей, что за дверьми – Малый зал советов, виднелась гордая надпись – Зал Опоры мира.
Прямо в середине стола красовалась серебряным блеском цифра 782. Потолок зала также заслуживал восхищения – то была прозрачная крыша-витраж, куполом возвышавшаяся ввысь, вся составленная из разноцветной мозаики стеклянных фрагментов. Лучи солнца разбивались на ней и причудливо озаряли каждый уголок палаты. Но при этом свет был не настолько ярким, чтобы раздражать глаз. Ленка подумала и пришла к выводу, что ей все больше начинает нравиться этот мир – даже со всеми его причудами и проблемами.
Хранитель, подбоченясь, выжидающе глядел на свою повелительницу. Ленка откровенно любовалась залом и, казалось, не замечала его. Прошло минут пять. Хранитель не выдержал и спросил – Ну?
- Великолепно! – ответила Ленка.
Снова возникла пауза. Хранитель явно чего-то ожидал, какой-то реакции, какого-то вопроса. Он еле сдерживался, было видно, что он готов разразиться речью, но его что-то сдерживает, что он ждет, отчаянно ждет какой-то последней капельки, которая должна была уже упасть, а ее все нет и нет.
Ленка лихорадочно размышляла, пытаясь понять причину, терзавшую Хранителя. Но ничего такого в голову как-то не приходило. Может, надо посильнее восхититься интерьером, может она не заметила еще какого-нибудь чуда?
- Отличное стекло. Очень красивое. А оно прочное?
- Да, ваше Величество. Оно небьющееся.
Судя по всему предметом страданий Хранителя явно было не стекло. Тогда она продолжила.
- А стол – просто загляденье! – Вот это в десятку. Лицо Хранителя просто уже готово было прорваться от приготовленных слов.
- Он такой большой, такой красивый! А сколько человек может за ним поместиться? – Это было равносильно удару. Хранитель схватился за голову, но взял себя в руки и еле прошептал:
- Ровно восемьдесят, Ваше Величество…
Ленка решила, что просто надо подождать и все проясниться само собой.
Молчание тянулось, тянулось, и не выдержав, напряжения порвалось.
Когда Хранитель сумел придти в себя, он с грустью обреченного сказал:
- Я все жду, когда Ваше Величество поинтересуется цифрой, изображенной на столе…
Цифрой? Только сейчас Ленка обратила внимание на так бросающуюся в глаза деталь столешницы. Но все же она как-то тонула во всеобщей разноцветной феерии света, льющегося сверху, была такой естественной частью интерьера, что сперва и не воспринималась как цифра. Так, еще одно замысловатое украшение – не больше.
- И действительно, - с интересом спросила Ленка – что это за цифра такая странная и что она означает?
Через десять минут, пробившись сознанием через поток информации, вываленной на нее, она перестала слушать Хранителя, поняв самое главное. 782 – это то количество договоров о мире, подписанных за этим столом. Более того, это были все мирные договоры всех восьми (кстати – надо узнать побольше об этом) королевств. Сейчас Хранитель оглашал список знаменитостей, побывавших здесь по этому поводу, но Ленку это интересовало постольку, поскольку, пока она не уловила ухом знакомое имя.
- Как вы сказали, - перебила она Хранителя – Альфред Нобель?
- Да. А что?
- В моем мире это очень известный человек! Он что, тоже был здесь, у вас?
- Альфред? Да, он известен тем, что провел самое большое число войн за время, пока правил Контанроном!
- Войн? Да он же учредил премию Мира!
- Мира? Да он был самым воинственным нобилем из всех, восседавших на троне Контанрона! Его имя даже стало нарицательным – говорят – воинственный как Альфред!
- Кем вы говорите, он был, нобилем?
- Именно так – правители Контанрона издревне носят такой титул.
- Хм, а у моего Альфреда это не титул, а фамилия такая – Нобель, через «е».
- А что такое фамилия?
Ленка удивилась.
- Как, у вас нет фамилий?
- Нет, а что это такое? Наверное, какое-то звание?
- Послушайте, фамилия – это такая .. ну, часть имени, которая неизменно передается по наследству от родителей – детям.
- Понял, понял. У нас тоже так делается. Только называется – титул. У барона там, или графа рождается дочь или сын и им передается их титул.
- Нет. Титул – он и у нас – титул. А фамилия нужна чтобы отличать одного человека от другого.
- Так их и так легко отличить – по имени.
- А если имена одинаковые?
- Вы шутите, Ваше Величество, все знают, что одинаковых имен не бывает.
- Как это не бывает одинаковых имен?
- Откуда же им взяться? Имя – оно у каждого свое.
- Ну вот, например, возьмем баронессу Ятку. Что если еще какой-нибудь барон решит назвать свою дочь таким же именем? Ведь путаница получится?
- Нет, как можно, Ваше Величество! При рождении каждого ребенка, в самый момент его появления на свет, в Книге имен возникает его имя – единственное и неповторимое! Кроме того, сразу появляется запись, кто родители и когда он родился! Совпадений не бывает, не может быть! По крайней мере, их ни разу не было с момента Создания.
- Ух ты, как интересно! А где хранится эта книга? Можно взглянуть на нее?
- Конечно, Ваше Величество! Книга хранится нигде и везде, она одна – но существует повсеместно – нужно только вызвать ее заклинанием.
- Наверное, это сложно?
- Ну что Вы! Практически любой может ее вызвать. Правда, большинству она показывает только фрагмент с его собственным именем, но, вот я, например, могу вызвать и всю Книгу целиком, если Вы пожелаете.
Ленка немедленно пожелала.
Книга была ОГРОМНОЙ. Под стать столу. Ее видимая часть закрыла его полностью, и как объяснил Хранитель – на виду была только первая страница – остальные появлялись, постепенно, заменяя собой уже просмотренные. Кроме того, он сказал, что размер можно варьировать – но автоматически Книга пытается занять все имеющееся свободное пространство. Всего в Книге, по подсчетам специалистов – магов, посвятивших себя ее изучению, было на начало года двадцать шесть тысяч семьсот пятьдесят девять страниц, - при стандартном размере Книги, равному метр на метр. Полная высота Книги составила при этих условиях 3,7 метра. Эквивалент магического усилия по материализации составил…
Тут Ленка прервала поток статистики.
- А можно посмотреть на запись кого-нибудь, кого я знаю?
- Конечно!
- Ну, давайте, посмотрим на.. виконтессу Мирну.
- Секундочку! Так, вот эта запись: виконтесса Мирна, родители -виконт Аньер и его жена Вирда, родилась в 14 день после Пробуждения, в 973 году от Создания мира, в Королевском родимнике Льтерны.
- В Королевском родимнике? Что это такое?
- Ваше Величество, я покажу Вам его завтра, если позволите – на сегодня у нас есть более важные дела, а мы и так уже надолго отвлеклись!
- Последний вопрос, Хранитель, а у вас есть какое-нибудь имя, или эта информация относится к разряду страшных государственных тайн?
- О, извините, что не представился сам! Меня зовут Стах.

***
«Сим объявляю, что в ответ на дерзкую провокацию со стороны Позитора, вынужден провести военные действия для восстановления справедливости, до получения надлежащей компенсации за свои страдания.
Верховный Главнокомандующий».
Лердуг, поморщившись подписал указ. Ему не нравился стиль изложения, но так полагалось по протоколу. Хранитель приложил к подписи печать. Дело было сделано. Официальные послания через день будут доставлены в столицы Позитора и Несколы – также по протоколу. В столицах напишут соответствующие письма соседям. Соседи – своим соседям. Через неделю, когда новость о войне обойдет всех, можно будет начинать боевые действия. На людях Лердуг выражал крайнее недовольство такой вот недельной задержкой, но, по совету мудрого Фейка, который заявил, что нужно минимум две недели для полноценной подготовки к атаке, был даже доволен сложившимся положением - а так как Правилами Вежливой войны предписывали еще и дождаться ответа, - то времени вполне хватало. И не надо было искать предлогов для затягивания боевых действий. А значит, шансов, что противник сможет успеть раскрыть его планы, и подготовиться, практически не остается. Ради этого можно было и потерпеть. Но откладывать войну было нельзя. Ни при каких обстоятельствах. Лердуг вспомнил заседание последнего Военного Совета. Точнее его тайную часть, где были только он сам, Фейк, Носс и Арат.
Новость преподнес Фейк. Впрочем, это уже начинало становиться традицией – на каждый совет Фейк приносил новость. В данном случае, ничего хорошего собравшиеся не услышали.
- За последние десять лет мы завербовали столько кручей, что уже в следующем году в нашем районе Кручи их почти не будет – именно такими словами Фейк начал заседание Совета.
- Это означает следующее – мы не можем позволить себе поражения в бою. Поэтому есть два сценария ведения боевых действий. В обоих случаях мы оставляем треть наших сил под командованием Арата на границе с Несколой. Рассмотрим первый вариант. Чтобы закрепиться на территории Позитора, в первую очередь захватим приморские земли и район Кручи. Так мы отрежем врага от двух основных ресурсов – рыбы и новобранцев. Таким образом мы теоретически сможем успеть восстановить достаточную численность нашей армии после боев. А без морских поставок противник будет вынужден сдаться – по моим расчетам, нужно около месяца, чтобы закончились запасы в главных крепостях Позитора. Главный контрагрумент – вынужденное разделение сил. Это ослабит наступательную мощь и приведет к позиционной борьбе. Практически на сто процентов это означает, что в войну успеют вступить Нескола и Льяча. Второй вариант - прямой удар по центру обороны, прорыв, полное уничтожение противника, выход к границе Льячи, закрепление гарнизонов. Главный вопрос – ожидаемые потери. Прогноз неутешителен – они могут составить до 70 процентов всех сил, задействованных в атаке. Сможем ли мы удержать позиции в течение трех месяцев – до нового воинского набора на территории Позитора, и хватит ли этого набора для стабилизации сил?
Тут Фейк замолчал, подождал, пока присутствующие переварят информацию и сказал: - Есть мнения?
Мнения были.
Но все они касались одного вопроса: нападет ли Льяча на Позитор пока мы будем громить врага на своей границе? Если Льяча нападет после нашей победы, то какую территорию придется потерять? И не лучше ли сразу договориться с Льячей о разделе Позитора в обмен на ненападение?
И тут в дискуссию вступил главнокомандующий.
- Господа, забудьте о договоре с Льячей. Мы не должны зависеть от случайностей. Раз вы говорите, что затяжная война – первый шаг к поражению, нам не нужна затяжная война. Вот мой план военной кампании.
Дальнейшего обсуждения не понадобилось.

***
Утром, когда как известно, кошки становятся серыми и все остальное вокруг тоже не имеет никакого определенного цвета, а только огромное множество оттенков и переливов серого, серого и еще серого люди очень любят спать. Это время любимо шпионами и ненавидимо часовыми и влюбленными. Они (я имею в виду влюбленных) в эти часы как раз прощаются, расстаются и возвращаются домой. Они идут задумчиво глядя на небо, вдоль серых стен, о чем-то шепчущих деревьях, вспоминая о прошедшем или мечтая о будущем. Не мудрено, что никто из этих пятнадцати, медленно бредущих по Зумру – столице Дустреи, не увидел тихо крадущейся фигуры. Но их еще можно если не простить, то понять. Но как никто из часовых, карауливших ворота не услышал, не заметил как сначала приоткрылась, а потом закрылась створка? Но факт остается фактом – некто (пока мы не можем различить в утреннем сумраке этого незнакомца или незнакомку) покинул тщательно охраняемый город. Что ж, придется подождать, пока не взойдет солнце и мы не сможем узнать кто же это был.

***
Солнце, с трудом пробиваясь сквозь хмурые ряды утренних туч, освещало беглеца, который, спотыкаясь, пробирался вдоль седых, неприступных гор. Вот он повернул голову, к чему-то прислушиваясь, и сразу стало ясно, что перед нами – Симонс собственной персоной!
Сердце шпиона пело от радости – он успешно вырвался их теперь уже точно вражеской столицы. Риск был велик, но он должен был сообщить соотечественникам важнейшую за его карьеру новость – противник готов к победной войне. Новость была получена самым банальным способом – на пьянке, посвященной восхождению в должность генерала Честина. Пьянка была в принципе, закрытым мероприятием, но все решило желание Честина заполучить на этот вечер знаменитого повара, готовившего свои лакомства Симонсу. Вместе с поваром на вечеринке оказался и хозяин. Три бутылки отличного приморского вина – и тайна перестала быть тайной. Симонс не стал дожидаться окончания веселья и бежал из города. Кроме того, он не сомневался, что на утро Честин мог и вспомнить, о чем они так мило беседовали со шпионом вчера. К чести Симонса, он давно был готов к такому повороту событий – и сейчас спешил добраться до специально оборудованного тайника, где его ждали припасы и двое верных слуг.

***
Что делать? Данный сложный философский вопрос регулярно посещает то одну, то другу голову. Кто-то пишет в ответ одноименную книгу, другой – статью. Кто-то читает все это и понимает, что в сущности ответа он не получит никогда. А кто-то и не ищет ответа. Почему? Но это уже другой вопрос. А пока тот самый пресловутый вопрос – «Что делать?!» – терзал голову Кдоля. И не только – «Что делать?», но и – «Что теперь делать?» – тоже. Ситуация была нештатная, непредусмотренная ни одной инструкцией. Но Кдоль не зря считался лучшим за последние 10 лет выпускником шпионских курсов, он выбрал себе девиз – «Будь, что будет и катись все само собой!» - и действовал соответствующе. Вот и сейчас он сверхусилием воли выбросил из мыслей скрежещущий вопрос и улыбнулся. И тут же, как награда за этот подвиг, в образовавшейся мысленной пустоте забрезжила идея – и надо сказать, гениальная. Все стало на свое место. Время ожидания закончилось – пришла пора действовать.

_________________
El pueblo unido - jamas sera vencido!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 5 часов [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.234s | 20 Queries | GZIP : Off ]